Главная
Благовещение
Страницы истории
Богослужение
Воскресная школа
Воскресные беседы
Галерея
Хочу поделиться
Осторожно секта
Объявления
Новости
Контакты
Нужна помощь
Карта сайта


Календарь' 2017
СЕГОДНЯ:






СВЯТЫЕ ДНЯ

ЧТЕНИЕ ДНЯ


Незнакомое православие. Отвергающим, сомневающимся, ищущим, ликбез, заблуждения, оглашенным, новоначальным, успокоившимся, воинам Христа.
вопрос о вере
Главная > Хочу поделиться > Хочу поделиться... > Как я ездила на Валаам, часть 1

Как я ездила на Валаам, часть 1

В августе 2006 года, взяв на работе отпуск, я поехала на Валаам. В то время я даже не знала, как называется расположенный там монастырь. Почему именно туда? Сама не знаю до сих пор. Еще учась в институте,  прочитала рассказ Юрия Нагибина «Терпение». Он произвел на меня сильное впечатление.

Главные герои рассказа в конце жизни встречаются на Валааме. Он к тому времени – безногий инвалид, живущий там в доме инвалидов, а она – жена профессора, приехавшая с мужем и детьми на экскурсию из Ленинграда. В юности они любили друг друга. Эта встреча переворачивает  жизнь героини. Рассказ запомнился, и слово это - Валаам - легло на сердце.

В августе 2005 года в автомобильной катастрофе погибла моя дочка Мария. То есть в августе 2006 приближалась годовщина ее гибели. За этот год я стала воцерковленным человеком, многое поняла с помощью батюшки. Но все равно чувствовала, что нуждаюсь в это время в мощной дополнительной поддержке. И вспомнила про Валаам. Я знала, что монастырь восстановлен и действует. Вот и все, что я знала.

Нашла справочник «Монастыри Русской Православной Церкви». Узнала, что Валаамский монастырь –  Спасо-Преображенский (Маша умерла 19 августа – на Преображение Господне). Я не хотела ехать на Валаам на экскурсию. Решила поехать трудницей. Уже знала, какое благодатное дело, например, мыть полы в храме. Помолившись за литургией – поработав душой, позаниматься еще и физическим трудом. Мне это очень помогало, когда после смерти дочки я была близка к отчаянию. В такие дни чувствовалось заметное облегчение душевных страданий, а физическая усталость давала сравнительно спокойный, без снов, сон. И на Валааме я тоже хотела не только помолиться о спасении Машиной души, но и поработать как бы от ее имени Богу.

В общем решено – еду на трудничество, батюшка благословил. С чего начать? Узнала, что в Москве есть подворье Валаамского Спасо-Преображенского монастыря. Позвонила и спросила, как попасть в монастырь на трудничество. А был уже июль, и я, к великому сожалению, узнаю, что попасть туда трудно. Об этом надо было позаботиться зимой. Дело вот в чем. Перед войной монастырь был закрыт, а после Победы на острове Валаам устроили дом для одиноких инвалидов войны. Их по приказу Сталина собрали в Ленинграде перед очередными майскими праздниками, потому что они своим видом и попрошайничеством оскорбляли жителей и мешали им радоваться новой жизни. А были это в основном настоящие герои-орденоносцы и даже Герои Советского Союза. Но сразу после войны их не особо почитали. Наши тогдашние руководители боялись, что все увидят, кто в действительности выиграл войну, что врага одолели в основном за счет массового героизма простого народа, а не из-за их «мудрого руководства». Оказывается и День Победы в нашей стране начали отмечать лишь через несколько лет после окончания войны. А сразу после войны особо тяжелые инвалиды (без рук и ног или полностью парализованные), лишившись семьи, и спасенной ими родине в лице коммунистического правительства оказались не нужны. Слова «благодарность», «жалость», «сочувствие» считались пережитками прошлого. Вот этих несчастных привезли и поселили в наскоро переоборудованный монастырь. Позже, когда монастырь вернули Церкви, оказалось, что потомкам тех инвалидов жить негде, кроме как в постройках монастыря. Раньше-то весь остров был монастырем, кроме монахов, до революции на Валааме никто не жил. В результате монастырская гостиница оказалась занята и монастырю негде размещать паломников и трудников.

Я уже было собралась перенести поездку на следующий год, но случайно (как будто они бывают - случайности!) разговорилась со своей подругой Ириной, муж которой каждый год ездит отдыхать к другу в Карелию. Из разговора узнала, что на Валаам он ездил, у его карельского друга там то ли знакомые, то ли родственники. На следующий день я разговаривала уже с самим Геной (мужем подруги). Выяснилось следующее: у Гены в Карелии, в г. Олонец, живет друг; у друга – бывшая жена Людмила; у бывшей жены – сестра Светлана, которая живет на Валааме; я могу остановиться у нее. Честно говоря, я не разделяла Гениного оптимизма и уверенности, что Светлана будет так уж рада приезду незнакомого человека, который поселится у нее на неделю. Но Гена уверял, что там люди совсем не такие, как в Москве, и примут меня с удовольствием (в правильности этих слов я потом убедилась).

На всякий случай все-таки созвонившись со Светой, я отправилась за билетами. Билетов мне надо было два. Ира и Гена попросили отвезти в Карелию младшую дочь Дашу. На Валаам ее везти не надо, а оставить у Люды в Олонце.

Кассирша отказалась продавать мне билеты, сославшись на то, что касса не воспринимает название Лодейное Поле. Я стала говорить, что уже не раз ездили по этому маршруту знакомые. Но не кассирша, ни ее касса, видно, географию не изучали. В общем, начинались мелкие пакости, подтверждающие, что на Валаам мне ехать надо! На следующий день другая кассирша в этой же кассе продала мне билеты…

Я очень люблю ездить в поездах. Может быть, потому, что редко это удается. Хорошо сидеть у окошка и ничего не делать.

В Лодейное Поле мы приехали ранним утром, Люда встречала нас на машине. Доехали с Людой до Олонца, позавтракали, оставили Дашу и поехали в Сортавалу, где живет мама Люды и Светы. А уже оттуда я должна была на теплоходе отправиться на Валаам.

Ощущение, что мы с Людой давно знакомы, возникло сразу. Сбывались Генины слова. Ехать было довольно далеко, но нескучно. Во-первых, мы разговаривали, а это я люблю еще больше, чем ездить в поездах. Во-вторых, вокруг дороги, по которой мы ехали, была такая красота… Почти все время мы ехали по берегу озера, кончалось одно – начиналось другое. А с другой стороны дороги - лес.  Чистый, редкий лес, а среди деревьев то там, то тут огромные гладкие валуны. Как будто тут великаны играли в какую-то свою великанскую игру. Люда объяснила, что это древний ледник притащил сюда эти камни.

В Сортавалу мы приехали к обеду, нас встретила Людина мама. Вот где началось настоящее гостеприимство. Мама наготовила столько еды, будто к ней в гости обещала наведаться рота солдат из соседнего гарнизона. Хозяйка уговаривала меня остаться на ночь, но мне не терпелось попасть на Валаам. Люда объяснила мне, как я должна вернуться в Олонец. Поезд у меня через неделю в понедельник в 22 часа (время указано приблизительно, точно не помню). Я должна выехать с Валаама вечерним теплоходом в воскресенье. Доехать на автобусе до Людиной мамы, переночевать, а утром за мной приедет Люда и отвезет к себе в Олонец, где мы заберем Дашу и спокойно успеем на поезд, который отправляется из Лодейного Поля до Москвы. (Дорогой мой читатель, не подумай, что я зануда. Все эти подробности читать скучно. А знал бы ты знал, как мне их скучно описывать. Но они важны, вникни в них, они пригодятся в конце моего повествования.)

С Валаама теплоход ходил 2 раза в день – утром и вечером. Но если уехать в понедельник утром, то на поезд не успеть. Автобус из Сортавалы в Олонец ходит тоже утром и вечером, и вечерний приходит в Олонец в 21.00. А от Олонца до Лодейного Поля за час не доберешься. В общем, мне твердо надо было запомнить: следует уехать с Валаама в воскресенье вечером. Люда привезла меня на пристань в Сортовале. До революции этот город назывался Сердобск., но когда была образована Карельская АССР в составе Советского Союза, многим здешним городкам и местечкам вернули карельские названия.

На часах было около 16 часов. «А когда теплоход?» - спросила я в кассе. И получила удивительный для меня ответ: «С четырех до семи». Да, велика Россия и такая разная, что даже время, похоже, течет в ней с разной скоростью. Дома с утра я рассчитываю каждую минуту перед выходом на работу. Знаю, сколько времени иду от дома до ст. Перловская по хорошей погоде, знаю - сколько по дождю. И никогда не выхожу из дому раньше, даже на 10 минут. За это время можно сделать мелкое, но полезное дело по хозяйству: полить цветы, заправить брошенные сыновьями кровати, снять с балкона белье, сыграть в игру «Найди пару». Так я называю процесс разборки носков по парам. Если учесть, что носки троих мужчин, имеющих приблизительно одинаковый размер ноги, то становиться понятно, насколько это увлекательное занятие. Впрочем, всегда остаются несколько носков-одиночек, идущих в корзину до встречи со своей парой после следующей стирки. Если, конечно, повезет.

Так обстоят дела дома, а тут: «Теплоход отправится от четырех до семи». Целых три часа туда-сюда Вообще паломники ездят на Валаам другим путем – через Санкт-Петербург. Там, наверное, сообщение налажено лучше. Не знаю – не плавала.

Люда уехала, и я осталась на пристани одна. Мне было совсем не скучно. Я сидела на лавочке и наслаждалась прекрасным видом на Ладожское озеро, покоем и чистым сосновым воздухом. Постепенно пристань заполнялась людьми – это жители Валаама, приехавшие в город по делам или за покупками, возвращались домой. У многих были тяжелые сумки, которые они ставили вокруг столба у кассы. За этот же столб двумя руками держался мужчина, судя по всему, страдавший недугом, столь распространненым в нашем Отечестве, - алкоголизмом. Временами силы оканчательно оставляли его, и он плавно сползал вниз – на сумки. Кто-то из женщин кричал: «Колька, ты куда?!». Очнувшись от крика, бедолага поднимался, не отрываясь от столба. Я поняла, что все они друг друга знают. Одна я была – паломница. Невольно я слышала разговор двух женщин, сидящих рядом. Одна из них сказала: «А то они предлагают переехать в Сортавалу. Да я тут сразу умру – от этих машин и толкучки!». «Да, - подумала я, - все познается в сравнении. То, что мне кажется почти раем, для них – суета и грязь. Их бы в Москву, на проспект Мира, например, или Кольцевую линию метро в час пик». «Светк, а твой Сережка в этом году в интернат едет?» - продолжала разговор женщина. Я помнила, что еду к Свете, у которой сын Сережа. Посмотрела на женщину, к которой обращались, и поняла, что это «моя» Света». Но она обещала встретить меня на Валааме. «Может совпадение», - подумала я и не решилась подойти.

 Тут причалил теплоход, и началась обычная в таких случаях паника. Даже, когда у всех пассажиров есть билеты с обозначением мест, и то каждый старается других зачем-то перегнать. Тут с билетом была я одна. Оказалось, что теплоход – собственность монастыря и жителей Валаама возит бесплатно. В суматохе мы погрузились на теплоход. И когда все уселись и уложили вещи, кто-то закричал: «Кольку, Кольку забыли. Он же теперь до утра тут на пристани проспит». Видно, тот пьяный так и не смог оторваться от столба. Честно говоря, я хотела вернуться и довести его до места (я часто лезу не в свои дела), но, во-первых, решила что им он сосед, а мне никто, а во-вторых, было лень. Известно, что мы всегда легко находим себе оправдание. Тем более в этот момент я увидела, что место рядом с женщиной, которую я приняла за свою хозяйку, свободно. Я села и «открылась». Это действительно оказалась «моя Света». Оказывается, у нее с утра появились дела в городе, и она уехала, поручив сыну встретить меня. Мы разговорились, я сразу поняла, как мне повезло с хозяйкой. Света уже давно живет на Валааме. Она туда замуж вышла. Но муж умер, и они с сыном остались одни. Работает Света завучем в Валаамской школе, а летом водит по острову экскурсии. Я получила бесплатного личного экскурсовода. Но самое главное: Света – верующая. Мне сразу стала с ней легко.

«Экскурсию» Света начала уже на теплоходе. Рассказывала мне о почвах и растительности Валаама (она преподает биологию и географию). Красота вокруг была необыкновенная! Склоны были покрыты темно-зелеными хвойниками и лишь изредка разцвечивались красными и желтыми пятнами  лиственных деревьев. В тот год лето было засушливым, и деревья быстро пожелтели. Редкие яркие пятна наглядно показывали, как мало на острове нехвойных деревьев. Дело в том, что там очень тонкий почвенный слой, ниже – камень. Лучше всего там растет сосна. Я потом сама увидела эти удивительные деревья, растущие практически прямо из камня. «А как же знаменитые сады Валаамского монастыря?» - спросила я и услышала удивительную историю. Оказывается вся земля, которая в садах, привезена с материка. Возили ее монахи, и каждый паломник, приезжая в монастырь, должен был привезти мешочек земли.

Еще Света рассказала, что зимой озеро замерзает и они на машинах ездят в город по льду. Это очень опасно! Машину на льду заносит, а самое страшное, что можно попасть в полынью или прорубь. Но хуже всего приходится весной и осенью. В межсезонье на Ладожском озере дуют такие ветра, что опрокидывают теплоходы, и навигация прекращается. В результате остров на долгое время остается безо всякого сообщения с материком. При этом монастырь заинтересован в переселении жителей в Сортавалу, чтобы вернуть себе все исторически принадлежащие ему территории. Даже построен дом в Сортавале. Но уехали не все. Около 400 человек продолжают жить на острове. Света, например, боится не найти в городе работу. А у ее мужа Сергея источник дохода – рыбалка и продажа копченой рыбы туристам. А еще у него есть катер, на котором он «таксует» - возит туристов и паломников на острова. Ситуация сложилась довольно сложная. А тут еще вездесущие американцы решили «помочь» безработным жителям Валаама и выделили деньги на организацию на острове какого-то производства. Так и приходит мысль, что основная их цель – помешать монастырю получить всю территорию. Ну Бог им судья! Пресса, падкая на скандалы, пыталась и тут поднять шумиху. Но настоятель владыка Панкратий сказал в интервью, что никто насильно никого выселять не будет. Монахи готовы ждать, пока все не решит ся естественным путем.

Между тем слева уже проплывал первый Валаамский храм. «Это Никольский скит, - пояснила Света, - раньше он выполнял функцию таможни. Все пребывающие в монастырь судна проходили осмотр. Обнаруженные табак и алкоголь тут же изымались и уничтожались». Теплоход вошел в узкую бухту, и вот я вступила на святую Валаамскую землю. И первое, что  увидела, - двоих монахов, ведущих (а лучше сказать волочащих под руки) того самого Кольку, который, как я думала, остался на пристани у столба. Братья бережно довели его до чистого места на траве под кустом и положили. «Пусть полежит, - сказал один, - сейчас тепло, до вечера он проспится. А домой ему сейчас не надо». Выходит, все побежали с сумками на теплоход, а монахи не поленились сойти на берег и забрать несчастного, чтобы он до утра не остался на пристани. Не знаю, пассажирами они были на этом теплоходе или управляли им. Теплоход-то целиком обслуживается братией монастыря. Но в любом случае их поступок приятно удивил меня. Я почувствовала, как люди здесь ВИДЯТ друг друга.

Мы поднялись в гору по направлению к центральной усадьбе монастыря, перед нами возвышалась белоснежная громада Спасо-Преображенского собора с красными крестами с четырех сторон. Свернули вправо и через 5 минут оказались перед дверями Светиного дома. О доме этом следует сказать подробнее. Но это попозже, как говорится: продолжение следует…

Людмила