Главная
Благовещение
Страницы истории
Богослужение
Воскресная школа
Воскресные беседы
Галерея
Хочу поделиться
Осторожно секта
Объявления
Новости
Контакты
Нужна помощь
Карта сайта


Календарь' 2017
СЕГОДНЯ:






СВЯТЫЕ ДНЯ

ЧТЕНИЕ ДНЯ


Незнакомое православие. Отвергающим, сомневающимся, ищущим, ликбез, заблуждения, оглашенным, новоначальным, успокоившимся, воинам Христа.
вопрос о вере
Главная > Страницы истории > История восстановления храма > Как мы открывали храм

Как мы открывали храм

1988 год, лето. Мы с моей подругой Хохловой Лилией гуляем по парку у развалин путевого дворца. Рядом, за глухим забором, изумительной красоты церковь, к которой подойти невозможно. Церковь в лесах. Мы подошли ближе и стали смотреть в щель забора. Подошел охранник и грубо прогнал нас. В церкви располагалось какое-то производство. А в лесах она была потому, что ее белили.

Лилия Хохлова работала в издательстве «Современник» старшим редактором. кокошники храма Благовещения в Тайнинском Человек она пишущий и талантливый. Я попросила ее написать о трагедии уникального памятника, который находится в таком плачевном состоянии и используется не по назначению. Вскорости в местной мытищинской газете «Родники» вышла статья, которая вызвала заинтересованный отклик у общественности. Начались звонки, общение с людьми, неравнодушными к истории своей малой родины. Многие из них были членами общественного совета «Яуза». К сожалению, из них только Банщикова Ирина оказалась глубоко верующим человеком. И только она отозвалась на мои призывы организовать церковную двадцатку, чтобы попытаться открыть храм. Остальные были людьми советского атеизма. Правда, большинство из них теперь уже верующие, церковные люди. А тогда до этого было еще далеко.

Мы с Ириной искали людей для общины. Но даже верующие люди боялись войти в двадцатку, так как еще оставался страх наказания и репрессий. Тогда я решилась и написала объявление, которое повесила на станции. В этом объявлении я приглашала верующих в общину. Мне позвонила Мария Федоровна, как она сказала, по благословению отца Николая из церкви Адриана и Наталии. Она сказала, что войдет в общину вместе со своей старшей сестрой Екатериной Федоровной и дала мне еще несколько фамилий людей, большинство из которых были пожилыми и очень больными, прикованными к постели, они были не в состоянии выйти из дома. В общем, двадцатка набралась, и мы подали заявление на передачу храма верующим.

Был уже 1989 год – год перемен, подготовки к первым демократическим выборам в Верховный Совет. Завершалась коммунистическая эпоха. Наступали новые времена – времена надежд... От Мытищинского района на выборах баллотировался Горохов В. А., директор национального парка «Лосиный остров». Я входила в его предвыборный штаб, так как он в своей программе обещал содействовать передачи церкви Благовещения в селе Тайнинском верующим. Надо сказать, он сдержал свое слово. А в то время это было очень непросто – еще сильны были советские чиновники, и власть они отдавали с трудом. Еще действовал Совет по делам религий.

Горохов организовал встречу митрополита Питирима и его помощника архимандрита Иннокентия (Просвирнина) с главой мытищинского исполкома Никитиным и секретарем райкома партии Климовым. На эту встречу пригласили и нас с Ириной Банщиковой. После переговоров в кабинете мы поехали к церкви. И тут сбылась моя давнишняя мечта: я вошла в церковь. Но каким огорчением было увидеть такое запустение! В храме стояли брошенные станки, были сделаны перекрытия, чтобы устроить второй этаж, повсюду грязь, мусор. Я же в своих мечтах видела росписи на стенах, иконы, золотые царские врата. Увы! В алтаре тоже были следы произвола и производства.

Эта встреча мало что дала. Наше атеистическое правительство было глухо к воззваниям владыки. И после его посещения легче обивать пороги нам не стало. Но знакомство с архимандритом Иннокентием дало мне очень много. Этот человек оказал нам неоценимую помощь. Он помогал нам составлять всевозможные документы, знакомил нас с полезными людьми в управлении по охране памятников и был готов в любой момент уделить нам свое драгоценное время, которое у него, в силу загруженности, было расписано по минутам. Мое время звонков к нему было с часу до двух ночи.

Дела двигались плохо. Но несмотря ни на что я регулярно развешивала объявления по городу, приглашавшие на субботники у церкви. Люди приходили, их было много каждую субботу, приходили с детьми, целыми семьями, приносили инструменты, лопаты, ведра. Работали с утра до вечера. Студенты реставрационного техникума разобрали лишние перекрытия. Станок с правой стороны от входа пришлось вытаскивать через окно, иначе не получалось. Было много и профессиональной работы. Из села Тайнинского приходили многие, так как очень мечтали об открытии родной церкви. Много рассказывали о ней. Были люди и из Медведкова, в основном молодежь. Они приезжали на
велосипедах. Спрашивали меня, отдадут ли церковь. Я уверенно отвечала: «Отдадут!».

На меня свалилась трудная задача: не только заниматься документами и разъездами по разным инстанциям, но и руководить работой, которая подчас была настолько профессиональной, что без помощи и совета специалистов, находившихся среди добровольцев, я бы наделала много ошибок. В это время в Мытищах строилась Северная ТЭЦ, и по проекту вокруг нее должно было быть около двадцати предприятий, в том числе, кирпичный и цементный завод. А рядом с церковью была запланирована станция аэрации. Конечно, допустить этого было нельзя. Я была активной участницей экологического движения, целью которого было не допустить строительства станции аэрации. К тому времени Горохов стал уже депутатом-экологом, а я была его помощником в Лосином острове и по депутатской работе.

Неожиданно наш исполком начал выделять нам машины для вывоза мусора с территории церкви. Позже мы узнали причину этой любезности. Оказывается, был проект переоборудовать церковь для коммерческого использования и чуть ли не устроить там гостиницу. Вот они и решили использовать наши субботники. Народ приуныл, и я, как всегда в трудные моменты, прошу батюшку архимандрита Иннокентия подъехать и поддержать нас, что он в ближайшую субботу и сделал. Приехал батюшка не один, а со своими духовными чадами – профессором Толстым и профессором Петровским (если я правильно помню его фамилию). Это были пожилые верующие люди. Был отслужен молебен в церкви и проведена беседа с людьми. Конечно, это была неоценимая помощь, после которой люди поверили, что церковь будет наша.

В это время мы с Гороховым и депутатом Александром Крутовым готовили приезд Н.И. Рыжкова –председателя Совета министров СССР – на Северную ТЭЦ. Рыжков был человек очень занятой, но приехать обещал. В одну из суббот приезжает к церкви молодой человек из экологического движения и говорит, что его прислал Горохов, который сейчас должен приехать на Северную ТЭЦ с Рыжковым. Я взяла с собой Людмилу Михайловну и Ирину Ивановну, мы с ними побежали на ТЭЦ. Все было оцеплено охраной. Но благодаря тому, что мы местные, мы смогли проползти в окружную по кукурузе. Подоспели мы к самому приезду. Там уже была Лилия Хохлова с другими членами общества «Яуза».

Первой с Рыжковым говорила Хохлова Л. – по промзоне, станции аэрации и Северной ТЭЦ. Рыжков слушал очень внимательно, задал несколько вопросов Никитину, Горохову и ученым, которые были с ним, и сказал, что станции аэрации и промзоны не будет. Впоследствии свои слова он подтвердил указом. Это была победа наших экологов и Горохова.

Затем дали слово нам. Я очень волновалась и попросила Людмилу Михайловну изложить нашу просьбу. Людмила Михайловна, проработав много лет педагогом, сделала это спокойно и толково. Горохов нас тоже поддержал. Рыжков повернулся в сторону церкви и, обращаясь к Никитину и Климову, главам нашего Мытищинского района, сказал: «Вы видите тут церковь? Отдайте ее народу. Это первая церковь, за которую я прошу». Какова была наша радость! Как радовались люди, которые ждали нас у церкви... Слава Богу, что все это было!

На следующей неделе было подписано решение о передаче церкви верующим. Еще некоторое время идут субботники, вот уже первая служба, и церковь зажила – со своими радостями и сложностями. Но самое главное – в Мытищах открылась первая церковь после лихолетья, и за это – слава Богу, Который не оставлял нас все это время – время тревог и радостей, и Который даровал нам уверенность в положительном исходе. Без нее было бы трудно преодолеть все препятствия.

Через короткое время мне позвонила женщина, которая принесла пачку подписей за открытие Владимирской церкви на Ярославском шоссе. В эту общину не пришлось зазывать, так как люди уже не боялись признаться в том, что они верующие. Из тех, кто ходил на субботники, мы организовали общину Владимирского храма. В этой истории все было иначе. Но и тут были свои трудности. Но самое главное – настоятелем Владимирского храма стал игумен Александр Агриков, ныне епископ Дмитровский. С его приходом в Мытищах начался настоящий духовный подъем. Он много сделал для города и района.

Вскоре к нам приехал наш любимый батюшка – протоиерей Владимир Агриков, который впоследствии был назначен настоятелем храма Благовещения в селе Тайнинском.

Просим молиться о упокоении душ раб Божиих архимандрита Иннокентия, монахини Лаврентии, Марии, Екатерины, Анны, которые так много сделали для открытия храма.

В конце прошу прощения, что некоторых героев этой истории я упоминаю без фамилий или наоборот по фамилии, но без имени. К сожалению, сейчас я не могу точно вспомнить все имена и фамилии.

Прихожанка