Главная
Благовещение
Страницы истории
Богослужение
Воскресная школа
Воскресные беседы
Галерея
Хочу поделиться
Осторожно секта
Объявления
Новости
Контакты
Нужна помощь
Карта сайта


Календарь' 2017
СЕГОДНЯ:






СВЯТЫЕ ДНЯ

ЧТЕНИЕ ДНЯ


восстанови храм
Незнакомое православие. Отвергающим, сомневающимся, ищущим, ликбез, заблуждения, оглашенным, новоначальным, успокоившимся, воинам Христа.
вопрос о вере
Главная > Воскресные беседы > Беседы, 2009 год > Игумения Серафима

Игумения Серафима

Игумения Смоленского Новодевичьего монастыря Серафима (Черная)

 Матушка Серафима стала первой настоятельницей возрожденного Новодевичьего монастыря г. Москвы. Ее постриг был совершен 13 октября 1994 г. в Успенском соборе Новодевичьего монастыря, когда ей было 80 лет. В течение пяти лет матушка неустанно трудилась на благо возрождаемой обители. Очевидно, что именно первые годы становления монастыря требуют огромных физических и молитвенных усилий. Поэтому в обители до сих пор с любовью и теплотой вспоминают первую настоятельницу, хотя со времени кончины матушки прошло  почти 10 лет. Она скончалась 16 декабря 1999 г., на 86 году жизни, и погребена у стен Успенского собора монастыря.

Матушка Серафима - в миру Варвара Васильевна Черная-Чичагова, происходила из древнего дворянского рода Чичаговых. Известно много достойных представителей этого рода, но достаточно сказать, что она внучка священномученика Серафима Чичагова, митрополита Петроградского, расстрелянного в 1937 г. на Бутовском полигоне и в 1997 г. причисленного к лику святых новомучеников и исповедников Российских. Им была написана летопись Серафимо-Дивеевского монастыря, послужившая поводом к прославлению в 1903 г. преподобного Серафима Саровского.

Василий Августович фон-Резон с женой Леонидой Леонидовной фон-Резон (урожд. Чичаговой), 1911 год

 Варвара Васильевна родилась 12 августа 1914 г. Ее отец, Василий Августович Резон, был выходцем из аристократической семьи, служил в ранге надворного советника, добровольцем ушел на Первую мировую войну и пропал без вести.

Мать Варвары Васильевны - Леонида Леонидовна Чичагова - родилась в семье, породнившей представителей двух знаменитых аристократических фамилий - Леонида Михайловича Чичагова и Натальи Николаевны Дохтуровой. В их семье было четыре дочери - Вера, Наталья, Леонида и Екатерина. (Годы их рождения 1880, 1881, 1884, 1888 соответственно). В 1895 г. мать умирает, и девочки переходят на воспитание к гувернанткам. Их отец, Леонид Михайлович Чичагов, впоследствии священномученик, отказавшись от блестящей карьеры гвардейского офицера-артиллериста, в возрасте 37 лет, в 1893 г. принимает сан священства и становится рядовым московским клириком, а после смерти жены принимает монашество. В конечном итоге три дочери сщмч. Серафима - Вера, Наталья и Леонида - пошли по стопам своего отца и посвятили себя служению Богу и людям. Наталья и Леонида приняли монашество с именем Серафима, а Вера - с именем Вероника. Екатерина отказалась от профессии певицы ради благополучия семьи и отдала себя целиком воспитанию детей.

Мать Варвары Васильевны Леонида Леонидовна, медик по образованию, работала медсестрой в туберкулезной клинике 1-го Мединститута. В 1953 г. в возрасте 70 лет, ушла в Пюхтицкий Успенский женский монастырь (в Эстонии), где приняла монашеский постриг с именем Серафима. Умерла в 1963 г. и похоронена на монастырском кладбище.

Варвара Васильевна родилась 12 августа 1914 г. в Санкт-Петербурге, уже после известия о гибели отца. Ее крестным отцом был дед - архиепископ Серафим.  Леонида Леонидовна растила дочерей в невероятно трудных условиях революции и гражданской войны. Она сыграла решающую роль в формировании их характеров. На деле исполняла она завет своего отца: «Семья - это малая церковь, где надо угождать не друг другу, а Богу». Мать научила дочерей хранить верность семейным традициям, добросовестнейшему труду, умению отдавать себя без остатка другим, хранить в чистоте устои Православия, во всем полагаться на Господа, стойко переносить трудности любого характера, быть чуткими к людям, надежными и обязательными. Леонида Леонидовна сумела воспитать детей, душа которых с самого детства и до последних дней осталась верна Богу.

Владыка Серафим отправил ее с детьми переждать революцию в Александровский монастырь в поселке Маклаково под г. Кимры, где они прожили 8 лет. По воспоминаниям матушки Серафимы, каждое утро она ходила в церковь, никто ее не заставлял, такой был уклад жизни.

В гостях у деда-митрополита Серафима (Чичагова) в Шуе. 1928 год. (Сидят слева направо: Лиля и Варя)

Впоследствии Варвара Леонидовна писала в автобиографии: «Условия жизни были суровые, для существования пришлось обзаводиться крестьянским хозяйством (корова, куры, огород, сенокос) и я, несмотря на мой малый возраст, была обучена всем навыкам сельской жизни, что в дальнейшем очень помогло продолжать жить в бедности…». Мать отовсюду увольняли за религиозные убеждения. Девочки ходили на поденщину, зарабатывали деньги прополкой овощей. Именно тогда Варя, ей было 7 лет, сказала маме: «Я всегда смогу прокормить тебя - я выучилась хорошо мыть полы».

В 1925 г. Леонида Леонидовна с Варей переехали в г. Новый Иерусалим  Московской области, где Варя закончила семилетку. Десятилетку она оканчивала в Москве. Школу в 1929 г. преобразовали в нефтехимический техникум. Жить было трудно, поэтому она ушла с 3-го курса техникума и устроилась лаборантом  в Институт органической химии АН СССР. Через год девушка поступила на вечернее отделение Института тонкой органической химии. Ценой упорства и труда она получила диплом инженера-химика.

Варя - студентка техникума. 1930-е годы
Варвара Васильевна вспоминала: «Мою студенческую группу ликвидировали, а я все равно продолжала ходить на занятия в параллельную группу, пряталась от декана. Кончила институт. А документы найти не могут. Говорю: «Посмотрите в отчисленных. Действительно, там и обнаружились. Так и выдали диплом». В этот период два года (1936-37 гг.) она жила у деда, находящегося на покое митрополита Серафима.

В 1939 г. после окончания института Варвара Васильевна поступила на работу на московский завод «Каучук», с которым будут связаны следующие 13 лет жизни.  В мае 1942 г. ее перевели в технический отдел старшим инженером, а с мая 44-го Варвара Васильевна стала начальником этого отдела. Она отказалась от эвакуации на Урал в октябре 1941 г. и месяц спустя оказалась в числе пяти человек, получивших приказ восстановить завод на пустом месте - военная техника нуждалась в резине. В этот период завод работал на казарменном положении. За территорию завода не пускали, соблюдали режим секретности и спали 2-3 часа прямо на рабочих местах. Варвара Васильевна стала настоящим специалистом по резине и проявила ярко выраженные организаторские способности. В 1944 г. в возрасте 30 лет она была назначена заместителем главного инженера. Ее недостатками в глазах окружающих были лишь худоба и малый рост.

Варвара Васильевна Резон, зам. Главного инженера московского завода «Каучук», 1940-е годы

В 1946 г. Варвара Васильевна перешла на работу в НИИ резиновой промышленности. Закончила заочную аспирантуру и в 1951 г. стала кандидатом наук. С декабря 1953 г. по март 1961 г. Варвара Васильевна  руководила лабораторией, специализировавшейся на разработке промышленной технологии производства латекса - синтетической резины. С марта 1961 г. Варвара Васильевна работала на кафедре технологии производства технических волокон Московского текстильного института. В марте 1964 г. она была переведена в НИИ резины и латексных изделий, где и проработала до 1986 г. В течение 16 лет, с 1966 г. по 1982 г., была заместителем директора по научной работе. В общей сложности 55 лет своей жизни она отдала работе в химической промышленности и науке.  Варвара Васильевна  защитила докторскую диссертацию. Ей была присуждена  ученая степень доктора технических наук, она стала профессором. Ей были присвоены почетные звания: «Заслуженный деятель науки и техники», «Почетный нефтехимик СССР». Варвара Васильевна - автор 150 научных работ, 36 авторских свидетельств на изобретения. Она получила высокие правительственные награды - 2 ордена и 8 медалей. За участие в разработке элементов скафандра космонавта Варваре Васильевне была присуждена Государственная премия СССР, которую она перечислила в Пюхтицкий монастырь. По ее технологиям строились новые цеха и заводы по производству резиновых изделий из латекса для медицинской промышленности, защиты от радиоактивного излучения, антикоррозийных покрытий, пленки и т.п. Она стала ученым с мировым именем и объездила пол- мира.

 Варвара Васильевна не была членом КПСС. Уговоры вступить в партию прекратились, когда узнали, что ее мать - монахиня. Удивительно удачную жизнь Варвара Васильевна считала результатом молитвенного предстательства своего деда - священномученика Серафима.

Личная жизнь Варвары Васильевны складывалась драматично. Перед самой войной она вышла замуж. Ее мужа звали Володя Васильев. Он был геологом, но ушел в народное ополчение защищать Москву и с войны не вернулся. В августе 1946 г.  она вторично вышла замуж. Николай Валентинович Черный был старше ее на 15 лет. Он был искусствовед, знаток фарфора. В 1937 г. его репрессировали и вплоть до реабилитации, в пятидесятых годах,  не разрешали жить ближе 101-го км от Москвы. Пережитое сказалось на его характере Николая Валентиновича. Он казался замкнутым и нелюдимым. Но жизнелюбия и стойкости Варвары Васильевны хватало на двоих. С особой душевной щедростью и гостеприимством она принимала друзей мужа, и его привычная угрюмость растворялась. Они купили загородный дом в Ваулино Загорского района. Варвара Васильевна пользовалась авторитетом  у местных жителей. С Николаем Валентиновичем они прожили 38 лет. В 1983 г. его не стало. Детей у супругов не было.

 

Варвара Васильевна с мужем Николаем Валентиновичем Чёрным, 1970-е годы

У Варвары Васильевны, как и у каждого человека, были свои личные проблемы и скорби. Вскоре после второго замужества она узнала, что жив ее первый муж. В 1941 г. он попал в плен, в конце войны освободился и был осужден на поселение на севере. Ему удалось выбросить записку с адресом Варвары Васильевны и с просьбой сообщить ей, что он жив. Эта весть потрясла ее. Она испытывала чувство большой вины перед Владимиром, родственники которого осуждали ее второй брак. Владимир бывал в Москве и встречался с Варварой Васильевной, которая оказывала ему помощь деньгами и лекарствами. Он умер на станции метро, ожидая встречи с ней. Владимир сообщил, что отец Варвары Васильевны, Василий Августович, не погиб. Он попал  в 1914 г. в плен и оказался в Германии. Через Красный Крест пытался найти свою семью. Не получив ответа, посчитал, что семья погибла. Женился повторно. У него родились две дочери. Узнав, что его первая семья смогла выжить, испытал душевный надлом, подтолкнувший его на самоубийство в 1944 г.

После смерти мужа  Николая Валентиновича, все, чем жила Варвара Васильевна, сразу оказалось ненужным. Но одинокой она не могла себя считать, ибо была семья  племянницы Марианны, где жила ее старшая сестра Лиля. Там ее всегда считали своей, родной и относились с большой любовью. И самое главное - у Варвары Васильевны  всегда оставался  ее дед. Она не раз говорила: «К нему и начали все больше обращаться мои мысли. Собрать все сведения о нем и восстановить его живой образ в памяти русского народа сделалось главной целью моей жизни».

Варвара Васильевна неустанно писала прошения и ходатайства о реабилитации и восстановлении доброго имени деда. Шесть лет ушло на то, чтобы получить ответ от Московской областной прокуратуры, занимавшейся делами по реабилитации. В 1989 г. она узнала, что дед был расстрелян в Бутово.

Из прежде издававшихся книг и рукописей святителя Серафима стало ясно, какой масштабной личностью он был - философ, богослов, писатель, художник, композитор, врач. Варвара Васильевна писала: « Чтобы понять его жизнь, мне пришлось читать много духовной литературы. Я все больше стала осознавать тщету мирских устремлений и необходимость спасать свою душу для вечности». Она поняла, что самое большое препятствие для нее - гордыня. Надо было, во что бы то ни стало смиряться (привыкла к начальственным постам, славе). Чтобы отсечь все это, встала за свечной ящик в храме пророка Илии Обыденного на Остоженке. Выбор храма был неслучаен. Именно здесь находятся иконы, написанные митрополитом Серафимом: «Спаситель в белом хитоне» и  «Преподобный Серафим, молящийся на камне». Под иконой «Спасителя в белом хитоне» стоял ее диванчик на станции Удельная, когда она жила у деда  вплоть до его ареста. Все военные и послевоенные годы Варвара Васильевна приходила в Ильинский храм. Там было ее любимое место, где она на коленях молилась всю службу. Близкие потом помогали ей подняться с колен, так как у нее были больные ноги. За свечным ящиком она проработала шесть лет, с 1988-го по 1994 г.

Параллельно с послушанием за свечным ящиком Варвара Васильевна у себя на дому вела православные семинары. В ее квартире собиралось по 20 человек, которые сидели где только можно, даже на полу. Она кормила всех необыкновенным  винегретом с особой заправкой. Беседы вели священнослужители и православные лекторы из Свято-Тихоновского института. Она организовывала посещение святых мест, источников, монастырей. Особенно любила возить всех в Дивеево. Благодаря ее просветительской деятельности воцерковилась значительная часть московской интеллигенции.

Решение стать монахиней пришло не сразу. Смерть мужа поставила перед Варварой Васильевной вопрос: как жить дальше? Решила попросить совета у  о. Александра (Егорова), отпевавшего Николая Валентиновича в Обыденском храме. «Может, вам пойти по стопам вашей матушки?» - сказал о. Александр. Слова священника ошеломили женщину. «Нет, - ответила она - нет, я слишком земная». Потом пройдет еще 11 лет, прежде чем такой же совет  даст ей митрополит Ювеналий, и тогда она ответит положительно.

После выхода на пенсию Варвара Васильевна в течение нескольких лет, исполняя данный себе самой обет, посвятила поиску и подготовке к переизданию богословских трудов деда. Двухтомник его проповедей и других произведений вышел в свет в 1993 г. под названием «Да будет воля Твоя». В том же году она получила письмо от о. Иоанна (Крестьянкина). В этом письме было написано: «Я бы сказал, что и вам по родственному преемству хорошо бы войти в труд дедушки малой лептой своих усилий… Время коротко, и труды ваши нужны даже не столько им, сколько нам и живущим с нами и после нас. Они-то уже в свете неприступном, а малый свет нашей любви к ним не привлечет ли в сгущающуюся тьму земной жизни нашей лучи присносущего Божественного света». Это письмо было для Варвары Васильевны путем, начертанным как бы самим Господом и раскрытым Божиим человеком. Переписывая труды деда, она слилась с ним мыслями, и неудивительно, что она повторила путь своего деда и матери и пополнила ряды смиренных молитвенников, поняв, что возрождение страны - в служении Богу, а не только в научных открытиях.

Поворотным моментом в жизни Варвары Васильевны стала ее встреча с владыкой Ювеналием, митрополитом Крутицким и Коломенским. Владыка Ювеналий, пораженный историей ее жизни, сказал, что ей надо спасать душу. Варваре Васильевне было тогда 80 лет. 1994 г. стал переломным. 13 октября 1994 г. она приняла монашеский постриг, а 27 ноября того же года матушка Серафима была назначена на игуменство вновь открытого Новодевичьего монастыря. Духовное возрастание матушки Серафимы проходило под непосредственным и пристальным вниманием высокопреосвященнейшего Ювеналия. Ее исповеди у владыки были долгими, и игуменья к ним тщательно готовилась. Матушка умела учиться, и владыка был для нее источником неисчерпаемой мудрости и монашеской стойкости.

 Игуменский крест – тяжелейший! Сама матушка Серафима писала в одной из статей: «Тяжело быть игуменией! Сейчас мне еще труднее, чем в далекие военные годы, когда минуты свободной не было. Сейчас ее, впрочем, тоже нет». Правильность выбора кандидатуры игуменьи подтверждалась тем, что матушка Серафима обладала необыкновенными организаторскими способностями, умела правильно расставить имеющийся в ее подчинении людской резерв, отлично разбиралась в особенностях властных структур региона, где ей предстояло работать, как ученый с высокой репутацией и известностью она могла найти правильный подход к ученым мужам из Исторического музея, с которыми предстояло договариваться о передаче монастырю занятых работниками музея помещений. Кроме того, она была человеком долга и порядка, правильно понимала субординацию, и от нее никогда нельзя было ждать подвоха.

Она была практически и администратор, и завхоз, и эконом. На расчетном счете храма - ноль. Исторический музей не спешил передавать монастырю помещения под кельи для сестер, из-за этого приходилось отпускать сестер домой за пределы монастырских стен. Для проживания самой матушки была отведена сырая комната в маленьком домике, пристроенном к монастырской стене - источнику сырости и холода. Рядом с комнатой игуменьи находилась небольшая кухня-трапезная, которая наполняла воздух паром и запахами, затруднявшими дыхание. Но эти трудности не обескуражили матушку. Она жалела только об одном, что хозяйственные и другие текущие дела отвлекали ее от главного монашеского послушания - молитвенного.

Организационную и материальную помощь вначале оказала ей воцерковленная ею интеллигенция, а также помогали прежние академические связи. За долгие годы в миру, занимая руководящие посты, Варвара Васильевна слыла строгим, требовательным и волевым начальником, строго взыскивающим с небрежных. Придя в монастырь, она дала обет всем прощать. «Если ты победил себя - ты победил мир». И она себя победила. Видимо, она знала и стремилась исполнять наставления деда-митрополита, которое он изложил в письме одному своему духовному сыну: «Учись прощать всем их недостатки и ошибки. Говори себе: помоги ему, Господи, ибо он духовно болен. Такое сознание мешает осуждению».  В трудных ситуациях никто не видел игуменью растерянной, угрюмой и не в духе. Самой трудной, болезненной и неотступной задачей для матушки Серафимы было созидание душ таких разных насельниц. Их возраст колебался от 18 до 68 лет. Она не сковывала ничьей инициативы, только умело направляла ее в нужное русло. Вновь поступающим в монастырь насельницам она говорила: «В монашество надо вступать обдуманно. Это путь, выбранный навсегда».

За пять лет игуменства матушка Серафима возродила монашескую жизнь в обители. Ее стараниями был введен монастырский устав, организован монашеский хор, создан многотомный синодик для поминовения священнослужителей, монахинь и благоустроителей монастыря со времени его основания. Каждый вечер совершается крестный ход внутри стен монастыря. Отреставрированы два храма - Успенский приходской храм и маленький храм свят. Амвросия для келейных молитв. На очереди ремонт Смоленского собора - памятника архитектуры 16 в., где службы совершаются по праздникам, а в будни работает музей.

Матушка Серафима была в монастыре, когда в 1999 г. разрушительный ураган причинил монастырю значительные повреждения. Она организовала ремонтные работы по устранению последствий урагана. В монастыре организованы рукодельные промыслы - ковроткачество и пошивочное производство. По ходатайству матушки Серафимы в 1999 г.  возобновлено молитвенное почитание преп. Елены (Девочкиной), первой настоятельницы Новодевичьего монастыря. Для всеобщего поклонения в монастырь была передана священная реликвия - осколок камня, на котором молился преп. Серафим Саровский. Эта святыня хранилась у ближайших родственников матушки.  Стараниями матушки Серафимы  организовано в Подмосковье (Домодедовский район) подсобное хозяйство - подворье у с. Шубино. Возведен 2-этажный жилой дом, баня, хозяйственные постройки, помещения для скота, теплицы, 10 га пахотной земли. Восстановлен соседний с подворьем Успенский храм 18 в., к нему проложили асфальтированную дорогу. С участием матушки Серафимы  открыто второе подмосковное подворье - обитель Зосимы Верховского в Наро-Фоминском районе. Матушка Серафима была одним из инициаторов создания общины и строительства храма новомучеников и исповедников Российских в Бутово. Список священномучеников, расстрелянных на полигоне НКВД в подмосковном Бутово, открывает имя ее деда - митрополита Серафима. Игумения Серафима передала этот список святейшему Патриарху Алексию, и он благословил освящение места их гибели. В увековечивании памяти погибших на Бутовском полигоне матушка Серафима приняла самое деятельное участие, и помощь новомучеников не замедлила явиться. Сразу после прославления в лике святых митрополита Серафима (23 февраля 1997 г.) в монастырь обратился префект ЦАО с предложением помочь и взять под личный контроль перестройку Певческих палат в келейный корпус. К 1998 г. корпус был готов и оборудован всем необходимым.

У матушки всегда было много посетителей, и она выходила к ним в скромную приемную  маленькая, худенькая, с улыбчивым лицом и ясными проницательными глазами. Матушка внимательно слушала, отвечала на вопросы, давала советы. Хотя  эти беседы давались ей подчас ценой физического и нервного напряжения, отвлекая от неотложных дел. Она трудилась из последних сил. Матушка Серафима умерла 16 декабря 1999 г. Последние два месяца она находилась в больнице, где при всех  недомоганиях и непрекращающихся болях в костях не оставляла ночного бдения.

Внучка митрополита Серафима по духовному и родственном преемству преданно и самоотверженно служила Богу и  Церкви, о чем неоднократно говорил Святейший Патриарх Алексий. За две недели до кончины она получила от него письмо, которое было таким теплым, дружественным, что, читая его, матушка плакала и несколько дней держала на груди, не расставаясь с ним. Она ушла в самый разгар ею же развернутой работы по созиданию монастырской жизни, но не оставила обитель своим предстательством и после смерти. Почитатели матушки Серафимы принесли в монастырь пожертвования, и материальных затруднений не стало.

Для почитающих и помнящих матушку Серафиму она образец духовной культуры, личность необыкновенной масштабности и значимости. Священномученик Серафим говорил: «Вера сближает нас с умершими наставниками почти так же, как с живущими. Вера посредством молитвы приобретает сильную помощь».

«Я с большой надеждой думаю о России», - говорила матушка Серафима.