Главная
Благовещение
Страницы истории
Богослужение
Воскресная школа
Воскресные беседы
Галерея
Хочу поделиться
Осторожно секта
Объявления
Новости
Контакты
Нужна помощь
Карта сайта


Календарь' 2017
СЕГОДНЯ:






СВЯТЫЕ ДНЯ

ЧТЕНИЕ ДНЯ


Незнакомое православие. Отвергающим, сомневающимся, ищущим, ликбез, заблуждения, оглашенным, новоначальным, успокоившимся, воинам Христа.
вопрос о вере
Главная > Воскресные беседы > Беседы, 2008 год > Николай Евграфович Пестов

Николай Евграфович Пестов

Николай Евграфович Пестов

Судьбы христиан, прошедших через горнило советских времен, различны. Кому-то досталась более тяжкая доля, кому-то – менее. Жизнь Николая Евграфовича Пестова, известного духовного писателя, профессора, доктора химических наук, автора книг «Пути к совершенной радости» («Опыт построения христианского миросозерцания») и «Современная практика православного благочестия» – это путь благочестивого мирянина, примерного семьянина и вполне лояльного к власти гражданина. Однако за внешним благополучием его жизни в зрелые годы скрывается внутренняя глубина,  напряженная работа над собственной душой… Поучительной является и молодость Пестова - годы блужданий и отпадения от Бога.

Николай Евграфович Пестов родился 17(4) августа в 1892 г. в Нижнем Новгороде и был последним, десятым, ребенком Евграфа Федоровича Пестова от его второго брака. Отец происходил из мещан, мать - из купеческого сословия. О родителях Николай Евграфович вспоминает, что они были очень добрые люди. В семье отмечались церковные праздники, однако к молитве мальчика не приучали, в семье молилась только няня. Отец умер, когда мальчику было 6 лет. С 7 лет Николай занимается с сестрами русским языком, литературой, арифметикой. Раз в неделю к нему приходит диакон из Ильинской церкви и занимается с ним Законом Божиим.

Когда мальчику исполнилось 11 лет, мать и сестры решили отдать его в реальное училище. Там он увлекается астрономией, химией, языком эсперанто, участвует в театральных постановках. На эсперанто он даже перевел один из рассказов Чехова. Книга Э. Ренана «Жизнь Иисуса» оказала негативное влияние на жизнь юноши - прочтя ее, он стал атеистом. В то же время юноша знакомится с марксистской литературой.

После окончания реального училища Николай поступает на химический факультет Императорского Московского Высшего Технического Училища. Живет в Москве у своего крестного отца, богатого купца, большей частью занимается самостоятельно в лабораториях и библиотеках, дает уроки школьникам. Посещает театр, ведет обычный для молодого человека образ жизни.

В 1914 г. поступает в военное училище, становится прапорщиком. В качестве специалиста по химии попадает на фронт, где участвует в подготовке солдат к противохимической обороне. Был случай, когда Николаю пришлось обезвреживать бомбу: чтобы довезти ее до места назначения и избежать взрыва, пришлось взять смертоносный предмет на руки на руки и так ехать в трясущемся на разбитой дороге грузовике. В 1916 г. молодого человека производят в подпоручики, в этом же году он женится на Руфине Дьячковой, дочери присяжного поверенного.

После февральской революции Николай Пестов избирается членом полкового комитета и полкового суда. В отзыве о нем говорится: «Службу знает хорошо и несет ее серьезно. Очень тактичный, дисциплинированный и выдержанный офицер. Обладает прекрасными способностями и знаниями. Прекрасный товарищ, отзывчивого и благородного сердца». За боевые отличия награжден орденом св. Станислава III степени и орденом св. Анны III степени.

 После Октябрьской революции возвращается в Нижний Новгород, поступает на работу в Нижегородский горпродком. В условиях наступления белогвардейских частей Пестова как бывшего офицера арестовывают. Он избегает смерти во время «красного террора», когда расстреливали каждого десятого из заключенных, предварительно выстроив всех в ряд. Десятым в ряду оказался тесть  Пестова, стоявший с ним рядом.

Для «большей возможности служить Родине» вступает в Коммунистическую партию. Работает во Всевобуче (Всеобщее военное образование), учится на Высших курсах. Получает звание военного комиссара. В партию вступает и его жена. В 1919 г. направлен на Восточный фронт, развернутый против Колчака. И здесь жена рядом с ним.  В должности окружного военного комиссара Н.Е. Пестов назначен начальником Всевобуча Приуральского военного округа. Знакомится с Троцким, которого впоследствии назовет «демонической личностью». «За каждого убитого революционера убьем пять контрреволюционеров!» - говорил Троцкий. С горечью Пестов признавал позже, что заслужил расположение Троцкого.

Во время своего последнего приезда в Екатеринбург Троцкий подарил Николаю Евграфовичу свою книгу с дарственной надписью: «Моему другу и соратнику Н. Пестову на память. Лев Троцкий».

В 1921 г. от Н.Е. Пестова уходит жена, в том же году он увольняется из Красной армии. Этому шагу способствовал глубокий внутренний перелом. Однажды во сне он видит, что находится в подземелье, сзади стоят сестры, а по коридору мимо него проходит Христос, обратив на него  любящий и строгий взгляд. За Христом следует  дядя Пестова. Николай Евграфович просыпается в смятении и тут же осознает, что он нераскаянный грешник, что вокруг грязь и кровь… Во сне он один поклонился Христу, сестры стояли, как бы ничего не видя. Николай Евграфович пишет, что в ту ночь Господь вошел в его сердце и с тех пор никогда не покидал его.

После увольнения из армии Пестов переезжает в Москву, восстанавливается в МВТУ. Родственники не принимают его, за глаза называя «чекистом». Случайно он попадает на лекцию В. Марцинковского, лидера движения христианских кружков, под названием «Жил ли Христос». «Внезапно точно пелена упала с глаз, в простых словах Евангелия, которое читал лектор, я услышал ответ на мучившие меня вопросы», – пишет Николай Евграфович. Слезы полились  из глаз, и остаток вечера он проплакал. С лекции молодой человек вышел христианином. Он становится членом христианского кружка в МВТУ. В том же году посещает  Поволжье, охваченное жутким голодом, видит все ужасы эпидемии тифа. В кружке знакомится с будущей женой, Зоей Вениаминовной, и вскоре, в 1923-м, они женятся. У них рождаются сын Николай, дочь Наталья и сын Сергей.




















Новые убеждения не позволяют Н.Е. Пестову оставаться в партии, он уничтожил партийный билет, не прошел очередную регистрацию и был исключен из рядов РКП(б).

В 1924 г.  проводит 40 дней в Бутырках вместе с другими членами христианского кружка. В тюрьме он встречает человека, бывшего членом  общины храма во имя свт. Николая на Маросейке. Выйдя из тюрьмы, поступает под духовное руководство о. Сергия (Мечева), становится членом маросейской общины. Этот храм становится его вторым родным домом. В нем тогда бывали всенощные службы, продолжавшиеся до утра. В храме Николай Евграфович становится кем-то вроде старосты. Здесь происходит его становление как христианина, он постепенно приучает себя к постоянной Иисусовой молитве, переживая всю глубину зла, в которую погружалась его душа, когда он не был христианином. К этому же времени относится его «генеральная» исповедь во всех грехах, совершенные в жизни. Он совершает паломничество в Дивеево, самостоятельно изучает богословскую и философскую литературу, в т. ч. Добротолюбие,  книги В. Соловьева и П. Флоренского.

 

По воспоминаниям дочери, «от папы всегда веяло лаской, тишиной и покоем». Он был со всеми сдержан и учтив, и его все любили. Наталья Николаевна пишет, что ее «чувства к отцу с годами перешли в чувства к Богу: чувство полного доверия, чувство счастья - быть вместе с Любимым; чувство надежды, что все уладится, все будет хорошо; чувство покоя и умиротворения души, находящейся в сильных и могучих руках Любимого». «Строго папа нас никогда не наказывал, а мама говорила: «Дети из тебя веревки вьют!» Но папа отвечал: «Где действует любовь, там строгость не нужна». Отец водил детей в церковь, особенно любила эти походы дочь, она пишет, что «быть в течение нескольких часов рядом с отцом было для меня счастьем». Но в 30-е годы все храмы позакрывали, ходить стало некуда, да и дома иконы попрятали в шкаф и закрыли занавесками. В семье под видом матери Николая Евграфовича жила монахиня матушка Евникия.

Когда дети подросли, родители стали нанимать гувернанток-немок, и вскоре дети свободно объяснялись по-немецки. Одна из гувернанток оказалась сектанткой, и на адрес Пестовых стали приходили сектантские письма, что привело к аресту Зои Вениаминовны. Следователи говорили ей, что муж арестован, дети - в детдоме, на вопрос «за что?» отвечали: «Скажите сами», провоцируя женщину. Все это происходило с ней в Самаре, мужа в тот момент рядом не было. Узнав о случившемся, Николай Евграфович отправился в Самару. Бродя вечером по городу, он прочитал трижды тропарь преподобному Серафиму и попросился на ночлег в третий по счету дом. Оказалось, что одна из живших в нем девушек работает в тюремной больнице, где как раз лежала Зоя Вениаминовна, и могла рассказать ему о ней. К счастью, жену вскоре выпустили на свободу.

Однажды Николай Евграфович ехал в поезде, думал о своем и не участвовал в разговоре попутчиков. Один из них, как многие в то время, охваченный бесом подозрительности, заявил, что неразговорчивый пассажир - враг народа и его следует сдать соответствующим органам. С Пестовым была Библия - ее обнаружение при обыске повлекло бы арест. К счастью, один из участников  компании пообещал напоить угрожавшего перед прибытием поезда и Николаю Евграфовичу удалось вовремя покинуть вагон.

Иногда в доме Пестовых служились литургии. Собравшиеся разговаривали шепотом, а пели тихо  - «как комарики жужжат».

Профессиональная карьера Николая Евграфовича  развивается успешно, он получает благодарности и грамоты за ударный труд, работая преподавателем и научным сотрудником в различных московских институтах и специализируясь в области технологии производства химических удобрений. Без неприятностей дело, правда, не обходится. Пестов выступил против ареста проф. Юшкевича, заведующего одной из кафедр Менделеевского института, и его увольняют из института. Семья ждет дальнейших репрессий, но Пестова даже не арестовывают. В 1941 г. он защищает докторскую диссертацию. Всего за свою жизнь Николай Евграфович написал около 160 научных работ, монографий и статей. В 1944-м его награждают орденом Красного Знамени, в 1953-м - орденом Ленина, который ему вручал Калинин на президиуме Верховного совета СССР.  

Однако работа не мешает ему много времени посвящать детям. Он проводил с ними все свои отпуска - играл с ними в теннис,  крокет,  волейбол, учил плавать, катал на лодке. Зимой он ходил с ними на каток и сам катался на коньках. Вообще атмосфера в семье была аскетической, и, если бы не дети, было бы грустно. Отец строго постился, и между ним и мамой постоянно возникали скандалы, когда она просила его поесть скоромного. Отец стремился к святости, и его аскетическая жизнь была не под силу супруге. Это вызывало напряжение в семье,  дети молились о мире между родителями и были очень рады, когда заставали их  прильнувшими друг к другу и веселыми.

Узнав о начале войны, Зоя Вениаминовна задрожала и стала повторять: «Убьют Колю, убьют...» - что впоследствии и произошло. Семья не поехала в эвакуацию, осталась в Москве. Дети не бегали в убежище во время бомбежки, а ложились спать, помолившись и с твердой верой, что без воли Всевышнего «не пропадет и волос с головы».

В 1943 г. в бою погибает старший сын Николай.

К концу военных лет Николай Евграфович перестал скрывать свои убеждения. Все стены кабинета он завесил иконами и религиозными картинами Васнецова и Нестерова. Он снова ходил в храм и не боялся встретить там своих сослуживцев или студентов.

Студенты любили профессора Пестова. Он не заставлял их зазубривать формулы, не боролся со шпаргалками, поэтому ими никто не пользовался. На экзамены и зачеты он разрешал студентам приносить с собой и держать открыто на столе какие угодно учебники, тетради и записи.

В конце 50-х годов Николаем Евграфовичем были написаны первые труды по богословию. Он объединил их в два тома под названием: «Пути к совершенной радости, или Опыт построения христианского миросозерцания». В те же годы была написана первая редакция книги о погибшем на фронте сыне, а также первая редакция книги «Над Апокалипсисом». В 68 лет Пестов уходит на пенсию, точнее - его увольняют за отказ вести атеистическую пропаганду в учебной работе. С этих пор он посвящает себя богословию, изучает отцов Церкви, знакомится с католической и протестантской теологией и говорит даже, что это сроднило его душу с западным христианством. После ознакомления с западными религиозно-философскими работами он стал воспринимать всю христианскую Церковь как целое, как единое древо с ветвями.

Причины написания богословских трудов были следующие: прекращение продажи в СССР духовной литературы, желание сказать о христианской жизни по-новому, сообразно новым условиям и, наконец, желание поделиться личным опытом. Против его ожидания работы Николая Евграфовича начали расходиться по стране. Из огромной массы духовной информации, которую  получал при прочтении богословской литературы, Пестов выбирал то, что непосредственно имело отношение к жизни современного христианина.

Николай Евграфович получал много благодарных отзывов, в т.ч. и от патриарха: «Ваши труды очень и очень нужны людям. Спасибо Вам... Господь да благословит Вас во всех Ваших делах...» (Патриарх Московский и всея Руси Пимен, 14 мая 1977 года).

Зоя Вениаминовна тоже была человеком удивительных дарований. Она знала и помнила массу исторических событий, имен, и ее можно было слушать часами. Она захватывающе читала наизусть стихи Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Надсона и многих других поэтов. Она жила духом апостольства: могла подойти к любому в храме и спросить: «А понимаете ли, что поют, что читают?». И тут же готова была не просто объяснить, а зажечь душу собеседника такой же верой, какую имела сама. Особенно это часто случалось с молодежью. Ее слушали с удовольствием, часто уже после службы где-нибудь в сквере она продолжала делиться с человеком самым дорогим. Так случилось и за несколько дней до ее кончины. Она еще долго просвещала молоденьких девушек-студенток после службы на улице в Сокольниках. Было холодно, Зоя Вениаминовна простудилась, получила воспаление легких и умерла. Произошло это в 1973 г.

В вечную жизнь Николай Евграфович провожал супругу горячей слезной молитвой. Он больше года без конца читал акафисты и каноны об упокоении души супруги, часто сидел отрешенный от жизни, не замечая времени, забывая обо всем... Но время исцелило его душу; в 75-м он переехал на новую квартиру, жизнь вокруг него била ключом, и он снова стал живым и радостным.

С годами жизненный подвиг Николая Евграфовича не слабел, но только усиливался. Дети пишут, что отец настроил себя на такой четкий и жесткий режим, что порой приходилось только удивляться его выносливости. Весь день пожилого человека был четко расписан - буквально по минутам. Он считал своим долгом приготовить внукам завтрак и проследить, чтобы они не опоздали на занятия.

Большая часть времени  после увольнения с работы уходила на прием посетителей. Люди тянулись к нему, как мотыльки на свет. Это были и старые друзья, бывшие члены христианского студенческого кружка, и «маросейские», но было среди приходивших и много молодежи. Николай Евграфович не жалел и не боялся давать им редчайшие книги из каталога духовной литературы, всегда помня, что книга только тогда приносит пользу, когда ее читают. В последние годы жизни он преимущественно сосредоточил всю свою работу на размножении духовной литературы, не издававшейся государственными издательствами. Литературу увозили во все концы в немалых количествах, что весьма радовало «издателя» и придавало ему новые силы.

Вот как пишет в своих воспоминаниях о Николае Евграфовиче один близкий ему человек: «Больше всего я в нем ценила понимание души людей без долгих разговоров, порой совсем без слов, даже без взгляда, а просто одним присутствием...» Провожая посетителя, если тому предстояла дорога, он непременно молился с уходящим о предстоящем путешествии.

Каждую неделю Николай Евграфович причащался Святых Христовых Таин за ранней воскресной литургией. Всенощные, акафисты, Великий канон св. Андрея Критского, службы Страстной седмицы он обычно вычитывал келейно. Не спеша, умилительно и с глубокой сосредоточенностью проходили часы этих молитвословий в его комнате. Принимали участие в этих молитвах и внуки, читая Трисвятое, шестопсалмие и тихонько подпевая за дедушкой знакомые ирмосы.

Внуки еще при жизни его служили иподиаконами в Ильинской церкви в Обыденном переулке на Кропоткинской, где служил и патриарх. Хиротонию его внука (монаха Сергия) во диакона совершал сам Патриарх Пимен.

Последние месяцы перед смертью Николай Евграфович почти не вставал. Давала о себе знать тяжелая болезнь желудка. После Рождества 1982 года силы окончательно оставили его. Он скончался в ночь на 14 января 1982 года, в праздник Обрезания Господня и день памяти святого Василия Великого, которого очень чтил.

В заключение приведем сжатые формулировки-девизы, составленные Николаем Евграфовичем Пестовым на все случаи жизни.

1. БОГУ - ТРЕПЕТ, ОЖИДАНИЕ СМЕРТИ, СТРАШНОГО СУДА, НЕПРЕСТАННАЯ МОЛИТВА.

2. ЛЮДЯМ - ЛЮБОВЬ, ПРИВЕТЛИВОСТЬ, ЛАСКОВОСТЬ, НЕОСУЖДЕНИЕ И БЫТЬ ВСЕМ СЛУГОЙ.

3. МОЛИТВЕ - ТЩАТЕЛЬНОСТЬ.

4. ПОСТУПКАМ - ВОЛЮ ГОСПОДНЮ.

5. СЛОВАМ - БОЛЬШУЮ ОСТОРОЖНОСТЬ.

6. МЫСЛЯМ - БЕСЕДУ С ГОСПОДОМ (НЕПРЕСТАННУЮ МОЛИТВУ) И ПАМЯТЬ О СМЕРТИ.

7. ТЕЛУ — СУРОВОСТЬ.

8. ПИЩЕ - УМЕРЕННОСТЬ.

9. ВНЕШНОСТИ - БОДРОСТЬ, ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И УСЛУЖЛИВОСТЬ.

10. ДУШЕ И ПАМЯТИ - ПЛАЧ О ГРЕХАХ.

11. ВРЕМЕНИ - БЕРЕЖЛИВОСТЬ.

12. ТРУДУ - ТЩАТЕЛЬНОСТЬ И УСЕРДИЕ.

13. ДЕНЬГАМ И МАТЕРИАЛЬНЫМ БЛАГАМ - ЩЕДРОСТЬ.

14. ПРОСЬБАМ - ВНИМАНИЕ И ВЫПОЛНЕНИЕ.

15. СВОИМ ЛИЧНЫМ ИНТЕРЕСАМ - ЗАБВЕНИЕ.

16. ОБИДЧИКАМ И УКОРИТЕЛЯМ - БЛАГОДАРЕНИЕ.

17. ПОХВАЛАМ - МОЛЧАНИЕ И ВНУТРЕННЕЕ САМОУНИЧИЖЕНИЕ.

18. СОБЛАЗНАМ - БЕГСТВО.

19. СМЕХУ - ВОЗДЕРЖАНИЕ.

20. ПАМЯТИ - БЕЗДНУ ГРЕХОВ СОВЕРШЕННЫХ.

21. ОТНОШЕНИЮ К ОКРУЖАЮЩИМ - ТЕРПЕНИЕ.

22. БОЛЕЗНЯМ - ТЕРПЕНИЕ С БЛАГОДАРЕНИЕМ.  У ХРИСТИАН НЕТ СЛОВА «НЕСЧАСТЬЕ», НО «ВОЛЯ БОЖИЯ».

СЛАВА БОГУ ЗА ВСЕ.