Главная
Благовещение
Страницы истории
Богослужение
Воскресная школа
Воскресные беседы
Галерея
Хочу поделиться
Осторожно секта
Объявления
Новости
Контакты
Нужна помощь
Карта сайта


Календарь' 2017
СЕГОДНЯ:






СВЯТЫЕ ДНЯ

ЧТЕНИЕ ДНЯ


Незнакомое православие. Отвергающим, сомневающимся, ищущим, ликбез, заблуждения, оглашенным, новоначальным, успокоившимся, воинам Христа.
вопрос о вере
Главная > Воскресные беседы > Беседы, 2008 год > Протоиерей Борис Николаевский

Протоиерей Борис Николаевский

ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ ОТЦА БОРИСА НИКОЛАЕВСКОГО

Каждый, кто знакомится с базой данных о новомучениках, не может остаться равнодушным – какое великое противостояние оказала Русская Православная Церковь тоталитарному сатанинскому режиму, когда все силы ада обрушились на неё! Тысячи простых сельских священников, над которыми кто только не иронизировал в России, оказались великими героями и стали нашей надеждой на возрождение и спасение России.

2500 святых почитала РПУ в начале XX в. Количество мучеников и исповедников, которых дала Русская церковь в XX в., – это десятки тысяч человек. В конце II в. Тертуллиан сказал: «Кровь мучеников – семя христианства». Век XX обильно засеял этим семенем русскую землю. Одним из этих людей был протоиерей Борис Николаевский.

Отец Борис (Николаевский Борис Константинович) родился 24 апреля 1884 года в селе Борисово Старорусского района Новгородской области, где священником служил его отец. Примечательно, что батюшка был четырнадцатым священником в роду.

В 1899 году он закончил Старорусское Духовное Училище, а в январе 1906 года – Новгородскую Духовную Семинарию. В сентябре того же года Бориса Николаевского назначили учителем в двухклассную церковно-приходскую школу на станции Бологое. Но  душой он стремился к другому. «Всю свою молодость, до 25 лет, мечтал, добивался, стремился стать врачом, - впоследствии рассказывал батюшка. – Учился тому, что могло мне пригодиться в этом деле». В сентябре 1907 года Бориса Николаевского приняли в число студентов медицинского факультета Императорского Юрьевского Университета. Плату за обучение, за квартиру и питание вносил профессор, наставник Бориса Николаевского, который видел в ученике своего будущего помощника. Но внезапно благодетель скончался, и Бориса Николаевского отчислили за невзнос платы. «Много горьких часов я провел, - вспоминал батюшка, - когда всю ночь бродил по улицам города в отчаянии, считая, что все потеряно. И только Господь и моя милая мамочка поддержали меня, направили меня, и в 25 лет стал я священником».

8 апреля 1909 года состоялось венчание Бориса Николаевского с Анной Михайловной Лесковой, 1878 года рождения. 26 апреля Архиепископ Варшавский Николай рукоположил Бориса Николаевского в иереи и назначил его помощником настоятеля одного из храмов Варшавской губернии. 30 марта 1910 года отца Бориса перевели на должность настоятеля Островской городской Свято-Николаевской церкви Ломжинской губернии Варшавской епархии. Одновременно он состоял заведующим и законоучителем Островской церковно-приходской школы, а затем еще и законоучителем двух городских гимназий.

Батюшка служил ревностно, о чем свидетельствуют полученные им награды. В период с 1910 по 1914 годы его наградили медалью в память 300-летия Царствования Дома Романовых, набедренником и скуфьей. Во время Первой Мировой войны отец Борис служил полковым священником и был ранен в шею, после чего голова у него была слегка наклонена набок. За усердную службу «На пользу христолюбивых воинств» 31 марта 1916 года Преосвященнейшим Епископом Иоасафом Новогеоргиевским он был награжден камилавкой. К сожалению, более подробных сведений о военном периоде его служения не сохранилось.

20 января 1916 года о. Борис выдержал Государственный экзамен и удостоился звания Учителя Русского языка Высшего начального училища.

11 сентября 1917 года Митрополитом Петроградским Вениамином о. Борис был назначен настоятелем храма во имя святителя Иоасафа Белгородского в поселке Парголово (Михайловка) Петроградского уезда.

Храм был построен в 1912 году крестьянином Константином Тимофеевичем Рыжовым на его земле и на его собственные средства, им же был построен двухэтажный дом для причта. Здание храма было деревянным, на каменном фундаменте, с колокольней и большим церковным садом. При храме был организован хор, в котором пели и дети батюшки. По воскресеньям читали акафист Божией Матери «Отрада и Утешение», после акафиста проводились беседы. Именно отсюда началась традиция духовных бесед, о которых так тепло вспоминают духовные чада отца Бориса по Свято-Троицкому храму в Лесном.

У о. Бориса и Анны Михайловны было четверо детей: сыновья Павел и Михаил и дочери Александра и Ольга. После революции семьи священников считались лишенцами, многие люди их чуждались. Детям непросто было получить образование. Здесь пригодились знания и опыт, приобретенные о. Борисом за годы преподавания в учебных заведениях. Он много занимался со своими детьми. В семье Николаевских издавался домашний рукописный журнал, для которого писали прозу и стихи все дети. Своих сыновей он подготовил сразу в 8-ой класс. Несмотря на то, что дети о. Бориса учились очень хорошо, их с большим трудом принимали в среднюю школу. Младшей дочери Ольге пришлось обойти почти все школы города, пока директор одной школы не пожалела и не приняла ее. Старший сын окончил институт после демобилизации заочно, будучи уже взрослым человеком.

В храме свт. Иоасафа Белгородского батюшка прослужил 16 лет. В 1933 году о. Борис вступил на тернистый путь исповедничества: 8 октября он был арестован и сослан в г. Алма-Ата, где работал старшим счетоводом и бухгалтером на Особом Строительстве Совнаркома КАССР. В конце 1936 г. ему было разрешено переехать в Новгород. Здесь он преподавал русский язык. Затем его перевели в г. Боровичи Новгородской области, где он также работал учителем. С началом войны отец Борис был эвакуирован на Урал, в г. Богдановичи Свердловской области. Все военное время он работал на заводе по производству огнеупоров на разных должностях: мастером и заведующим столярного цеха, нормировщиком и плановиком-экономистом. После войны, в 1946 году, к о. Борису на Урал приехала дочь, Ольга Борисовна, и они вместе вернулись в Ленинград. В общей сложности о. Борис пробыл в ссылке 13 лет. По свидетельству духовной дочери о. Бориса, ныне схимонахини Пюхтицкого монастыря м. Евстафии, батюшка сказал следующее: «…Только 13 лет ссылки меня окончательно смирили».

В Ленинграде, до получения разрешения служить, о. Борис ходил в Преображенский собор как простой мирянин, а затем, получив разрешение, стал служить в Свято-Троицком храме в Лесном. Храм Пресвятой Троицы бывшего подворья Лютикова Свято-Троицкого мужского монастыря Калужской епархии располагался на углу Гражданского проспекта и Большой Спасской ул. (ныне пр. Непокоренных). Подворье с деревянным храмом Святой Троицы было заложено 4 августа 1897 года по благословению св. прав. о. Иоанна Кронштадского и освящено игуменом Герасимом 12 февраля 1898 года. Возвращаясь с маневров, 4 августа 1898 года, подворье посетил Царь-страстотерпец Николай II. В октябре 1905 года началось строительство каменного пятиглавого храма во имя Тихвинской иконы Божией Матери, посвященного коронованию Государя. Тихвинский храм в 1934 году был закрыт и занят промышленным предприятием, а в 1982 году – разрушен.

В храме Святой Троицы отец Борис прослужил до конца своей жизни.

Батюшка всего себя отдавал священническому служению и в то трудное послевоенное время зажигал и поддерживал в сердцах людей огонек веры. Одна прихожанка вспоминала: «Зашла случайно в раскрытые двери храма, в это время батюшка вел исповедь. Встала, как вкопанная, не могла сдвинуться с места… И вышла из храма верующей».

А вот как вспоминает о службах о. Бориса схимонахиня Евстафия: «Проникновенное служение, причем слезное; проповеди, воскресные духовные беседы, исповедь, вызывающая глубокое покаяние, - все это меня захватило. Бывает, человек одарен каким-то одним талантом. Господь так щедро одарил Батюшку столькими талантами! И дар молитвы, и дар слез, и дар слова, и дар вызывать покаяние. Все это он имел и нам давал, что ценно. С ним мы молились, с ним мы плакали, с ним мы каялись. Так, как было с ним, уже после него такого не было».

Отец Борис много помогал бедным, причем учил духовных чад искать таких, которые сами просить не смеют, стыдятся. И учил оказывать милостыню не только деньгами, но и добрым, ласковым словом, вниманием. Отец Борис рассказывал, что однажды у него не было денег и он протянул  бедному старику руку и попросил у него прощения, а тот заплакал от умиления и сказал: «Батюшка! Ты больше всех мне дал: ты меня за человека сосчитал, другие мне в шапку кидают и не посмотрят на меня».

Батюшка особенно много и усердно молился за усопших. Их имена он записывал в свои помянники и во время богослужения, в алтаре, прочитывал их полностью. По воспоминаниям схимонахини Евстафии, когда она навестила больного о. Бориса незадолго до его кончины, он сказал ей: «Катенька, вот я сижу, а покойнички идут, идут… кланяются и благодарят меня за молитвы…».

В числе духовных чад о. Бориса был русский духовный писатель Евгений Николаевич Поселянин, прославленный Русской Православной Церковью Заграницей в 1981 году как новомученик Российский. Евгений Николаевич бывал в гостях у батюшки в Парголово. В декабре 1930 года Е. Н. Поселянин был схвачен чекистами по делу «Преображенского собора» и 12 февраля 1931 года расстрелян в подвале тюрьмы на Шпалерной улице. Сестра писателя была неверующей и не стала его отпевать. Батюшка не знал о смерти своего духовного сына. Через какое-то время о. Борис во время службы в храме вышел покадить и вдруг увидел, что на клиросе стоит Евгений Николаевич. Когда батюшка подошел ближе, тот распахнул свой пиджак, и о. Борис увидел у него на груди  сквозную рану от пули… Священник понял, что это явление из другого мира. «Когда это случилось?» В ответ Е. Н. Поселянин показал на икону Трех Святителей. ( Именно в день памяти этих святых Поселянин был расстрелян.)

Крепкая духовная дружба связывала отца Бориса  со многими священнослужителями, в том числе и с известным петербургским батюшкой о. Владимиром Шамониным, служившим в Спасо-Парголовском храме. Отец Борис и отец Владимир исповедовались друг у друга.

Отец Борис знал и схимонаха Серафима Вырицкого, бывал у него в Вырице. По воспоминаниям схимонахини Евстафии: «Отец Серафим перед своей кончиной говорил, что теперь будете ходить к о. Борису».

21 августа 1954 года отец Борис отошел ко Господу. Вот как вспоминает об этом его духовная дочь. «21 августа проснулась в 5 утра с такой тревогой на сердце, что решила ехать к батюшке, только ждала, когда будет удобно приехать. Часов в 10 утра приехала. Батюшка завтракал на балконе, погода была прекрасная. За батюшкой ухаживала тетя подруги, так как дочери работали. И захотелось нам с подругой пойти за грибами. Батюшке не хотелось нас отпускать, но видя такое наше желание, он нас благословил. Когда мы вернулись, то поняли, что что-то случилось. Все обитатели дома встревоженные, встречали нас во дворе. Мы вошли в комнату и увидели батюшку скончавшегося, лежащего на кровати, а у виска виднелось кровоизлияние.

Хоронили батюшку на девятый день, так как ждали сына с Дальнего Востока, но он так и не смог приехать.

Отпевал батюшку епископ Роман. Помню, как он обратился к батюшке и сказал: «Дорогой друг, ты уже дома, а мы еще в пути».

Какое мы все пережили тогда горе, трудно даже представить. Многие из духовных детей батюшки поехали за утешением в Псково-Печерский монастырь к иеросхимонаху Симеону. Он нас ласково принял, назвал своими духовными детьми и помог пережить такую большую скорбь». (Иеросхимонах Симеон (Желнин) почил о Господе 18 января 1960 года. 1 апреля 2003 года состоялось его прославление в лике святых).

Духовные чада все эти годы бережно хранят память о своем духовном наставнике. Ежегодно в день памяти они посещают могилку о. Бориса на Богословском кладбище. Дороги им и места священнического служения отца Бориса. Но, к сожалению, Свято-Троицкий и Свято-Иоасафовский храмы до нашего времени не сохранились.

Свято-Троицкий храм в Лесном был снесен в 1967 г.

В храме свт. Иоасафа Белгородского в Парголово богослужения были прекращены в январе 1938 года, а 24 июня 1941 года Парголовским поселковым советом было принято решение «о ликвидации Свято-Иоасафовской церкви и использовании здания храма под клуб». 24 июля 1941 года на заседании Леноблисполкома это решение было утверждено. Поразительно, что даже начало войны не вразумило атеистов-богоборцев.

После войны на церковной земле был построен завод. Храм разрушили, а на сохранившемся фундаменте было построено новое производственное здание.

На месте дома, в котором жила семья о. Бориса, построен храм во имя свт. Иоасафа Белгородского. 19 мая 1994 года состоялось освящение закладного камня, а 7 августа 1999 года в новом храме была отслужена первая Божественная Литургия. В храме находится святыня – икона свт. Иоасафа с частицей его мощей, привезенная из Белгорода в феврале 2003 года.

С января 1999 года владельцем завода стало акционерное общество «Утро». Стараниями сотрудников в здании, построенном на месте разрушенного Храма, устроен иконный уголок. Великим постом 1999 года замироточили иконы Креста Господня, Предтечи Иоанна, преподобных Сергия и Германа Валаамских чудотворцев, и Всех Святых. В последующие годы мироточили и многие другие иконы: Спасителя, Божией Матери, святителя Иоасафа Белгородского. В 2000 году иконный уголок украсила старинная икона святителя Иоасафа. Икона была совсем темной, но в последние 2 года она почти полностью обновилась. Некоторые места иконы имеют такие насыщенные, яркие краски, что кажется, час назад здесь работала кисть иконописца.

Самое удивительное, что мироточили не только иконы, но и фотография отца Бориса. Это несказанно порадовало духовных чад и почитателей батюшки, и было воспринято всеми, как свидетельство прославления отца Бориса в мире Горнем, и вселило надежду, что отец Борис будет прославлен как исповедник и в церкви земной, в свое время, когда это будет угодно Богу.