Главная
Благовещение
Страницы истории
Богослужение
Воскресная школа
Воскресные беседы
Галерея
Хочу поделиться
Осторожно секта
Объявления
Новости
Контакты
Нужна помощь
Карта сайта


Календарь' 2017
СЕГОДНЯ:






СВЯТЫЕ ДНЯ

ЧТЕНИЕ ДНЯ


восстанови храм
Незнакомое православие. Отвергающим, сомневающимся, ищущим, ликбез, заблуждения, оглашенным, новоначальным, успокоившимся, воинам Христа.
вопрос о вере
Главная > Воскресные беседы > Беседы, 2008 год > Протоиерей Сергий Правдолюбов

Протоиерей Сергий Правдолюбов

Священноисповедник
протоиерей Сергий Правдолюбов

Род Правдолюбовых был священническим со старинных времен, по некоторым записям и преданиям, священники Правдолюбовы известны с середины XVIII века. Уже в первом выпуске Рязанской Духовной семинарии 1817 года числился Феодор Правдолюбов. В  роду Правдолюбовых четыре прославленных Церковью новомученика. Анатолий Авдеевич – священномученик. Его старшие дети: Владимир Анатольевич – мученик, Сергий Анатольевич – священноисповедник, Николай Анатольевич – священномученик. Брат жены отца Анатолия – протоиерей Михаил Дмитрев – прославлен как священномученик.

Протоиерей Сергий Анатольевич Правдолюбов родился 13 июня (ст. ст.) 1890 года в селе Маккавееве Рязанской губернии Касимовского уезда. Его отец — протоиерей Анатолий Авдеевич Правдолюбов, мама — Клавдия Андреевна Дмитрева. Детство его проходило в Рязанской губернии: селе Маккавееве и городе Касимове, где о. Анатолий был законоучителем и настоятелем церкви  Успения Божией Матери.

Протоиерей Анатолий Авдеевич не только служил в Успенском храме в Касимове,  он многие годы преподавал в здешнем духовном училище, был инспектором церковно-приходских школ уезда. Для отдохновения души он всю жизнь занимался цветоводством. Был расстрелян в 1937 году. Канонизирован как священномученик.

В шестилетнем возрасте, в 1896 году, с младенцем Сергием произошло чудо исцеления. Он перенес в этом году тяжелую болезнь, после которой почти совсем потерял слух. Врачи утверждали, что глухота останется на всю жизнь — она неизлечима. В этом же году в сентябре отец Анатолий Авдеевич был в Чернигове на прославлении святителя Феодосия Черниговского — на открытии его мощей. Он привез с собой небольшой плат и елей от мощей святителя, который возложил на голову больного ребенка. Вот как писал потом в своих воспоминаниях об этом исцелении уже сын Сергия — протоиерей Анатолий Сергеевич Правдолюбов:
Сергий Анатольевич в мундире Киевской духовной академии. 1913 год.

«Салфеточка, лежавшая на мощах святителя Божия Феодосия, привезена была дедушкой домой вместе с маслом от раки святителя. Возложена она была им с верою на голову моего оглохшего отца, больного шестилетнего мальчика; масло дед ему лил в больные ушки, и он совершенно исцелился и всю жизнь потом прекрасно слышал».

Отец Сергий был от природы очень одаренным человеком, но вместе с тем получил и прекрасное образование. В отрочестве он окончил Касимовское духовное училище, где преподавал его отец, затем Рязанскую духовную семинарию и, наконец, Киевскую Императорскую духовную академию с присуждением ему ученой степени кандидата богословия.

В 1913 году, еще будучи студентом Духовной академии, Сергий Анатольевич женился на Лидии Дмитриевне Федотьевой, дочери касимовского протоиерея Димитрия Федотьева. Венчались они в небольшом селе Панино Рязанской губернии Спасского уезда, где служили родственники Лидии Дмитриевны Федотьевой.

Сергий Анатольевич и Лидия Дмитриевна в год окончания Киевской духовной академии. 1915 год.
У отца Сергия и Лидии Дмитриевны родилось семеро детей: Анатолий (впоследствии протоиерей, 1914 — 1981 гг.), Владимир (1916 — 1918), Виктор (1919 — 1943; погиб на фронте), Вера, ныне здравствующая (род. в 1922 г.), Сергий (1925 — 1943; погиб на фронте), София, ныне здравствующая (род. в 1927 г.) и Владимир, ныне протоиерей (род. в 1931 г.).
В 1915 году, по окончании Духовной академии, отец Сергий служил в Киеве псаломщиком, а затем был послан в Вятскую епархию, где 26 октября (ст. ст.) того же года был рукоположен епископом Вятским Никандром в священника  Спасской церкви слободы Кукарка (с 1937 года город Советск Кировской области). В 1916 году он стал протоиереем и был переведен настоятелем в Троицкий собор слободы Кукарка и назначен благочинным первого округа Яранского уезда Вятской епархии, законоучителем девятиклассной женской гимназии, двух мужских средних училищ и председателем педагогического совета гимназии. Отцу Сергию в это время было всего двадцать шесть лет.

    В 1918 году о. Сергий чудом остался жив при следующих обстоятельствах. В Кукарку пришел карательный отряд латышских стрелков. Ночью они пошли с рейдом по слободе, арестовывая и расстреливая самых влиятельных жителей. Когда подошли к дому отца Сергия, разыскивая «главного попа», к ним вышел он сам и сказал: «Это я». Ему не поверили. Вид у отца Сергия был очень простой — лысина, маленькая бородка. Красноармейцы ответили ему: «Нет, ты не главный поп, ты — простой поп». Отец Сергий ответил: «Да, я простой священник». Каратели ушли, но отыскали престарелого заштатного протоиерея Алексия и расстреляли его. Отец Сергий всю жизнь молился за убиенного протоиерея Алексия.

В том же году отца Сергия арестовали и продержали под стражей два с половиной месяца. Арестованных водили на работу и называли их «трудовым ополчением», хотя на самом деле это было тюремным заключением. Однажды одну из групп заключенных вывели в лес и приказали копать траншею. Когда траншея была готова, всех расстреляли и закопали в вырытый ими ров. Очень скоро вывели в лес другую группу людей, в которую входил и отец Сергий. Также приказали копать траншею, и все были уверены, что их расстреляют. Во время работы все молились, чтобы Господь принял их души с миром. Когда все было готово, неожиданно по железнодорожным путям, проходившим невдалеке, подошел состав с испорченной рыбой. Охранник приказал разгрузить четыре вагона тухлой рыбы и закопать в траншею, после чего все могли быть свободны. Люди, выполняя эту тяжелую работу, радовались и благодарили Бога за спасение. Однако о. Сергия ждал другой удар - умер его маленький сынок, младенец Владимир.

В 1923 году отец Сергий с семьей переехал в город Касимов и определением архиепископа Рязанского и Зарайского Бориса (Соколова; †1928) с 8 сентября был назначен настоятелем Троицкой церкви.

Касимов — небольшой, но очень красивый древний город, известный с 1152 года. В нем было два монастыря и двенадцать церквей, в каждой из которых был прекрасный набор колоколов. Главный соборный колокол весил 16 тонн и отличался низким бархатным тембром, раздававшимся на многие километры в округе. Как вспоминают современники, звук этого колокола как будто плыл по улицам города, новых ударов было почти не слышно — только мягко возобновляющееся звучание, слышное километров до пятнадцати за городом. Ближайшие к Касимову сельские приходы начинали свой звон по соборному колоколу, а сам город просто звучал множеством колоколов, особенно в пасхальную седмицу, когда каждый прихожанин считал своим долгом подняться на колокольню своего приходского храма и хотя бы несколько раз ударить в колокола. Такое количество колоколов в небольшом городе и такое разнообразие различных звонов поражало всех, кто впервые приезжал в город. Один архиерей, посетивший Касимов, с удивлением вспоминал потом эти звоны и говорил: «Потрясеся весь град!»

Но не только своими колоколами славился город Касимов. В каждом из храмов было множество старинных облачений, икон, хоругвей, в каждом храме был свой хор певчих, которыми управляли опытные регенты, проходившие свое обучение в Москве и Петербурге.

Протоиерей Сергий любил свой родной город, и приехал он сюда для служения по просьбе своего отца, который писал ему в Вятскую епархию: «Возвратись в землю отцов; мы стары и горько нам умирать, не видя тебя и внуков, не насладившись общением с тобой и семьей твоей лицом к лицу». И действительно, Касимов был городом предков отца Сергия: в Успенской церкви служил протоиерей Анатолий — его отец, в Казанском монастыре — брат, иерей Николай, в кладбищенской церкви Всех Святых — протоиерей Димитрий Федотьев; в окрестных селах служили дяди отца Сергия — протоиерей Михаил, протоиерей Феодор и иерей Александр Дмитревы. Каждую неделю в базарный день, по четвергам, эти многочисленные родственники собирались в город по хозяйственным нуждам, а потом считали своим долгом появиться в доме отца Анатолия Авдеевича Правдолюбова, где вместе пили чай, разговаривали, делились приходскими заботами.

Когда в Касимов приехал отец Сергий, он стал постоянным участником этих встреч. Всем был известен его незаурядный проповеднический дар, и все единодушно просили его каждый раз импровизационно произнести проповедь на тему предстоящего евангельского воскресного чтения. Его внимательно слушали, вносили поправки и дополнения, а потом во всех церквах говорили примерно одно и то же, конечно, со своими личными особенностями, которые всегда отличают одного проповедника от другого. Тем более что у каждого священника, кто слушал тогда отца Сергия, были свои привязанности к определенным источникам. Сам протоиерей Сергий очень любил проповедничество архиепископа Иннокентия Херсонского и святителя Феофана Затворника, протоиерей Анатолий Авдеевич — святителя Димитрия Ростовского, протоиерей Димитрий Федотьев пользовался прежде всего хрестоматиями протоиерея Григория Дьяченко, кто-то любил святителя Тихона Задонского, архиепископа Амвросия Харьковского, протоиерея Родиона Путятина и так далее. Тем не менее, именно отца Сергия ценили как необыкновенного проповедника, оратора, апологета не только собратья священники, но и прихожане, собиравшиеся послушать его из других храмов города.

В эти годы протоиерей Сергий произнес весьма пространный цикл проповедей под названием «Объяснение Божественной Литургии». Сохранились очень подробные записи этих проповедей, которые и сейчас поражают глубиной веры отца Сергия, красотой слова и вместе с тем доступностью для каждого слушающего тех высоких богословских истин, которые в них излагаются.

Протоиерею Сергию приходилось принимать участие и в публичных диспутах с атеистами, на которые собиралось множество народа. Сами власти обязывали священнослужителей выступать на таких диспутах, но очень скоро диспуты были запрещены, так как атеисты неизменно терпели сокрушительные поражения.

Немало бед принес также и обновленческий раскол, распространившийся тогда повсеместно. Но в Касимове обновленцы не имели успеха во многом благодаря сплоченности духовенства, постоянной проповеди с церковного амвона, в чем немалую роль сыграла твердость отца Сергия, его убежденность в том, что недопустимо вносить в церковную жизнь те новшества, какие провозглашали последователи обновленчества.

В 1924 году протоиерей Сергий вместе со своим отцом протоиереем Анатолием Авдеевичем и братом Владимиром был в Москве на приеме у Святейшего Патриарха Тихона. В знак общения с касимовскими протоиереями Святейший Патриарх Тихон подарил им свой портрет с дарственной надписью: "Протоиереям Сергию и Анатолию Правдолюбовым. Патриарх Тихон, 1924 год". Именно тогда у Правдолюбовых появилась традиция, чтобы два имени, благословленные Патриархом Тихоном, чередовались в их роду.

Сидят (слева направо): протоиерей Димитрий Федотьев, архимандрит Георгий (Садковский, будущий епископ), протоиерей Анатолий Авдеевич Правдолюбов; стоят (слева направо): иерей Николай Анатольевич, Анатолий Сергеевич и протоиерей Сергий Анатольевич Правдолюбовы. Перед заключением на Соловки, г. Касимов.
Сложнее было отношение к митрополиту Сергию (Страгородскому), особенно после его Декларации 1927 года. Появились приходы, в которых не поминали имя митрополита Сергия. Были трудности и в семье Правдолюбовых. Старший сын о. Анатолия Владимир (будущий мученик) одно время не брал благословение у своего отца, не признавая линию митрополита Сергия. Но жизнь показала, что и те, кто поддерживал Декларацию, и те, кто был против, одинаково сохраняя верность Христу и Его Святой Церкви, идя на смерть вместе, сохраняли церковное единство в своих страданиях и мучениях. Отец Сергий сохранял верность митрополиту Сергию и убеждал других в том, что почитание митрополита Предстоятелем является залогом единства Церкви, и молитва за него сохранит Церковь от полного ее уничтожения.

28 февраля 1928 года протоиерей Сергий был награжден крестом с украшениями — «за усердное проповедование Слова Божия».

В те годы уже повсеместно установилась атеистическая власть, и начинались годы репрессий.   В конце 1929 года отца Сергия арестовали и заключили в тюрьму. Его приговорили к двум годам заключения, но по многочисленным просьбам верующих неожиданно к празднику Пасхи освободили.      

В 1934 году архиепископом Рязанским и Шацким Иувеналием (ныне прославлен в лике священномучеников.) протоиерей Сергий был награжден митрой. В эти годы полностью раскрылись таланты отца Сергия, данные ему от Бога. Его естественная властность вместе со смирением и простотой, проникновенные слова проповедей и пастырских наставлений воздействовали на многих и многих людей. Священнослужители, приезжавшие в Касимов, обретали в общении с мудрым наставником духовную поддержку и укрепление. Отца Сергия любил слушать даже его отец - протоиерей Анатолий Авдеевич Правдолюбов. А протоиерей Михаил Андреевич Дмитрев, бывший вместе с отцом Сергием в заключении в тюрьме зимой 1930 года, впоследствии говорил: "Был бы в тюрьме отец Сергий, а с ним и тюрьма не тюрьма!"

В 1935 году отец Сергий снова был арестован и отправлен на Соловки. Вместе с ним было арестовано более десяти человек, среди которых двое братьев: иерей Николай (канонизирован 27 декабря 2000 года как священномученик), Владимир (канонизирован 20 августа 2000 года как мученик) и сын Анатолий, двадцатилетний юноша. Анатолий был музыкально одаренным человеком. В 1933 году сам Ипполитов-Иванов принял его в свой класс, но буквально через месяц из-за "поповского происхождения" Анатолия исключили из консерватории, и он вернулся в Касимов, в отчий дом. Когда арестовывали его отца и дядю, чекисты, вызнав, что Анатолий, помимо музыки, занимается и поэзией, предложили ему написать сатирические стихи против отца-священника. Молодой человек, естественно, отказался это делать и вместе с отцом и дядей был выслан на Соловки.

Причиной ареста послужило составление иереем Николаем и Владимиром Анатольевичем жизнеописания всеми почитаемой Матроны Анемнясевской (канонизирована 22 апреля 1999 года как блаженная и исповедница) и двух местночтимых подвижников благочестия — царевича Иакова (XVII век) и Петра Отшельника (современника преподобного Серафима Саровского). Составление таких книг в то время считалось преступлением.

Жизнеописание подвижницы Матроны Анемнясевской было составлено при ее жизни. Подвиг ее святости сочетает в себе как пример необычайного терпения, поста и молитвы, так и образ исповедничества (святая была арестована в 1936 году и скончалась в заключении).

Матрёна Григорьевна Белякова родилась 6 ноября 1864 года в деревне Анемнясево Касимовского уезда Рязанской губернии. Родители её Григорий и Евдокия были едва ли не самыми бедными людьми в деревне и кое-как вели своё крестьянское хозяйство. По внешнему своему виду они были хилыми, тщедушными людьми и казались какими-то недоразвитыми. Отец много пил и слыл в деревне пьяницей. У них было большое семейство - шесть дочерей и два сына. Три сестры умерли в детстве; Матрёша была четвертою по счету.

До семи лет Матрёша была обычным ребенком. Родители почему-то невзлюбили ее с самого раннего детства. Нерадостна была жизнь ребенка в родной семье, где ей больше чем кому-нибудь из братьев и сестер приходилось терпеть обиды, ругань, побои; но еще большие страдания ждали девочку в дальнейшем.

В семилетнем возрасте Матреша заболела оспой. После этой болезни девочка поправилась, но уже навсегда осталась слепою. Теперь ее обязанностью было нянчить своих младших сестренок и братьев. Тяжело было слепой девочке справляться с этим делом. Однажды десятилетняя Матреша нечаянно уронила сестренку с крыльца на землю. Увидев это, мать схватила Матрешу и начала жестоко бить. В этот момент духовному взору девочки предстала Царица Небесная. Матреша сказала об этом матери, но та продолжала бить девочку еще сильнее. Видение повторилось три раза. Во время последнего видения Пресвятая Богородица дала Матреше утешительную записочку. О том, что это за записочка и что в ней было написано, блаженная Матрона никогда не рассказывала.

На следующее утро изувеченная девочка не смогла подняться с печи. С этого времени началась для Матреши жизнь мученицы, пригвожденной к одру. Она навсегда лишилась возможности ходить и что-либо делать и уже не вставала с кровати во всю свою дальнейшую жизнь.

Так лежала Матреша в родительском доме до 17 лет, терпеливо перенося всякие скорби и обиды, и только в молитве находя себе утешение и отраду. Односельчане знали о страдальческой жизни девушки и относились к ней с чувством благоговейного уважения. С семнадцати лет к Матреше стал ходить народ.

С течением времени эти посещения приняли характер настоящего паломничества: к Матреше шли не только жители окрестных мест, но и дальних, иногда и самых отдаленных мест нашего Отечества. Причем шли они беспрерывным потоком на протяжении более чем пятидесяти лет в количестве нескольких десятков, а иногда и сотен ежедневно.

Когда Матреша лежала у родителей и посетители приносили ей различные пожертвования за ее молитвы, то отец обычно все это отбирал на табак или водку, и тяжело было Матреше, что пожертвования эти шли не на доброе дело. Матреша любила поделиться всем с людьми и особенно с бедными, но при данных условиях она лишена была этой возможности.

После смерти родителей много скорбей пришлось претерпеть Матреше от брата и сестры, смотревших на нее исключительно как на средство дохода.

Матреша обычно лежала в небольшой отдельной комнатке крестьянской избы, в маленькой детской кроватке, которая всегда завешивалась пологом.

По внешнему своему виду Матреша была настолько мала, что казалась десятилетним ребенком. Ее платьице, подарок одной из почитательниц, закрывавшее блаженную совсем с ногами, было всего 90 сантиметров в длину. Очевидно, с десятилетнего возраста, с тех пор, когда она лишилась возможности ходить, тело ее не росло и навсегда осталось таким, каким было у десятилетней девочки. Она имела возможность переворачиваться с бока на бок, шевелить ручками и брать небольшие предметы. Она легко и свободно разговаривала и пела священные песнопения удивительно чистым и звонким детским голосом.

Никто не знает, как она молилась Богу. Известно только лишь то, что Матрона знала наизусть очень много молитв, многие акафисты и церковные песнопения.

Матреша своим внутренним, духовным взором как бы насквозь видела каждого из своих посетителей и каждому давала то, что для него нужно, полезно, необходимо в зависимости от его настроенности, его духовных немощей и нужд, в зависимости от условий и обстоятельств, среди которых ему приходилось жить.

Одних она учила и наставляла, других обличала и раскрывала им их грехи и пороки, третьих ободряла и утешала в тяжелых обстоятельствах жизни, четвертых предупреждала, указывая последствия их ошибочного пути, стремлений и намерений, пятых исцеляла от болезней и всех вместе старалась направить на путь истинной, богоугодной христианской жизни. Этим объясняется и разнообразие ее отношений к посетителям. Одних она принимала чрезвычайно ласково, с радостью и участием, как дорогих и близких своих людей. Других она прогоняла от себя, что было все же очень редко. Все это бывало, как говорили ее посетители, или в тех случаях, когда человек заходил к блаженной из праздного любопытства, или тогда, когда это нужно было для исправления человека. Когда такой человек пойдет от Матреши, он подумает о себе и сознает грехи свои. Если он после этого опять приходил к Матреше, то она с радостью принимала его.

По молитвам блаженной Матроны совершались исцеления от множества тяжелых недугов, когда даже врачи не верили выздоровлению, так как совсем недавно видели неблагоприятный исход. Исцелялись прибегавшие к блаженной и от пьянства, и от духовной болезни - беснования.

Матрона была арестована в 1936 году, отправлена в Москву.

Про московский период жизни блаженной Матроны имеются скудные сведения. В Москве она прожила почти год. Предположительно, она была заключена в Бутырскую тюрьму. Но пробыла она там недолго, потому что сделалась объектом почитания почти всех, без исключения, заключенных, которые начали петь акафисты и молиться. Ее должны были куда-то деть. Убить боялись, а отправить в лагерь не позволял пример тюремного молитвенного подъема заключенных.

По другим данным, безнадежно болевшая мать следователя, ведущего дело блаженной Матроны, получила исцеление от Матроны, и следователь сумел освободить ее как больную и умирающую. Он поместил ее в дом престарелых и увечных больных.

Документально засвидетельствовано, что блаженная Матрона умерла от сердечной недостаточности 16/29 июля 1936 года в Доме хроников имени Радищева в Москве, недалеко от храма Рождества Пресвятой Богородицы во Владыкине. Так как рядом с Домом хроников было большое Владыкинское кладбище, частично сохранившееся до нашего времени, то можно сделать предположение, что блаженная Матрона была похоронена здесь же, на местном старом кладбище.

Святая блаженная Матрона Анемнясевская в наши дни подает благодатную помощь в ответ на молитвы.

Перед чтимой иконой блаженной Матроны, которая находится в храме Живоначальной Троицы в Троицком-Голенищеве, всегда горит множество свечей, так что трудно найти на подсвечнике свободное место. Подсвечник перед иконой - дар семьи прихожан, почитателей блаженной. Верующие постоянно заказывают святой молебны, многие, будучи наслышаны о чудесах блаженной Матроны, приезжают издалека.

Большая почитаемая икона блаженной Матроны есть в Кафедральном Успенском соборе Рязанского кремля, третья чтимая икона находится в ближайшем храме к Анемнясеву – Свято-Троицком соборе поселка Гусь-Железный, на ежегодное празднование которой 29 июля нового стиля приезжает Рязанский архиепископ и множество паломников из разных областей, Москвы и Подмосковья.

Материалы следственного дела 1935 года показывают, что основой его, вместе с обвинениями в адрес блаженной Матроны Анемнясевской и рукописью книги отца Николая и Владимира Правдолюбовых, были служение и проповеди протоиерея Сергия, о чем свидетельствует стандартный вопрос к свидетелям: "Дайте, пожалуйста, характеристику проповедей протоиерея Сергия Правдолюбова..."

В Соловецком лагере протоиерей Сергий провел долгие пять лет в тяжелейших условиях. Вместе с ним в тюремном заключении томились его сын и брат, иерей Николай. Владимира Анатольевича отправили в Карагандинский лагерь и там расстреляли. На Соловках батюшка познакомился с епископом Бежецким Аркадием Остальским (канонизирован 20 августа 2000 года как священномученик), также соловецким заключенным. По спискам новоприбывших владыка определял, кто из них мог быть духовного звания, и, несмотря на запреты лагерного начальства, старался оказывать им помощь.     Войдя однажды в барак, он спросил: "Где здесь Правдолюбовы?" Те отозвались. Со словами: "Не беспокойтесь, я вас не оставлю", епископ Аркадий протянул им свежий огурец из теплицы, где он тогда работал, и затем поддерживал их и помогал им почти два года, до своего освобождения в начале 1937 года. Выйдя из лагеря, владыка некоторое время жил в Касимове, в семье о. Николая Правдолюбова. В 37-м его снова арестовали и расстреляли в Бутове.

Священномученик исповедник Сергий Анатольевич Правдолюбов.
Несмотря на условия тюрьмы, у заключенных в те годы были возможности для общения, молитвы и даже богослужения. Сохранился соловецкий антиминс, а у внука отца Сергия, протоиерея Сергия Правдолюбова, как драгоценная реликвия хранится соловецкая епитрахиль в виде простого полотенца, которую отцу Сергию прислали «с воли».  Сын протоиерея Сергия, протоиерей Анатолий, оставил свои воспоминания о годах заключения на Соловках, которые в настоящее время опубликованы в книге «Соловецкие рассказы» 2-е издание, М. 2008. Среди которых есть рассказы о, несомненно, чудесных событиях..
Однажды протоиерей Сергий предупредил своего брата и сына об искушении от нечистого духа, охватившего всех находящихся с ними рядом. Как-то в вечернее время после работы в тюремном общежитии множество заключенных находились вместе и мирно беседовали, расположившись группами по всему общежитию. Вели общую беседу и Правдолюбовы: отец Сергий, отец Николай и Анатолий. Вдруг отец Сергий сказал им: «Влетел!» «Кто влетел?» — спросил его сын. «Сатана влетел», — ответил отец Сергий. «А почему ты это знаешь?» — продолжал допытываться Анатолий. «А вот посмотри, слышишь, как около входа люди ругаются?» «Ну и что из того, мало ли какие у них между собой разногласия?» — продолжал возражать отцу Сергию Анатолий. «Нет, дело не в этом. Сейчас здесь все будут ругаться». И действительно, как бы по кругу страшная брань стала распространяться среди людей по всему помещению. Очень скоро все без исключения люди ругались, проявляя друг к другу непонятную злобу. «Вот видите? Мы сейчас с вами тоже ругались бы, если бы я вас не предупредил», — сказал отец Сергий.

Еще один случай с отцом Сергием говорит о том, что даже демоны иногда вынуждены свидетельствовать о силе Божией, действующей в людях, верных Ему. Был среди заключенных узбек, который любил гадать на небольших косточках, похожих на вишневые: он бросал эти косточки на какую-либо поверхность и смотрел, как они расположатся. По их расположению этот узбек предсказывал многое из того, что предстоит пережить тому или иному заключенному. Такие гадания нравились многим, узбека всегда окружала толпа людей, возбужденно обсуждающих то или иное предсказание. Как-то раз этот человек подошел к отцу Сергию и попросил у него разрешения погадать на него. Отец Сергий ответил: «Закон нашей веры гадать нам запрещает. Я не разрешаю гадание». Узбек отошел от отца Сергия и с лукавым видом сказал окружающим: «А мы все равно погадаем!» Бросил он косточки, посмотрел на них и вдруг побледнел и изменился в лице. С величайшим почтением подошел он к отцу Сергию, склонился перед ним, как-то особенно сложив руки, и сказал: «Разрешите продолжать гадание». «Нет, не разрешаю», — был ответ отца Сергия. Узбек подошел к своим косточкам, положил на них сверху какую-то небольшую палочку и сказал: «Все, не разрешает!» «Да что ты, продолжай, подумаешь, какой-то старик тебе запрещает!» — пытались ободрить его заключенные. «Нет, вы ничего не понимаете! Ему выпало счастье пророка! Это очень редкая вещь, и никто не имеет права гадать на него, если он не разрешает», — ответил узбек и в этот вечер вообще прекратил гадания.

В 1940 году отца Сергия освободили, и он вернулся в Касимов. Но многие храмы к тому времени были уже закрыты. Не совершались службы и в Троицкой церкви, где до своего заключения отец Сергий был настоятелем. Священнического места для него не было, и приходилось отцу Сергию вместе с семьей существовать исполнением треб и замещением штатных священников во время их болезни. А в августе 1942 года его снова отправили в тюрьму на шесть месяцев. Ему ставилось в вину «нарушение правил светомаскировки в военное время», которых он не нарушал, однако его арестовали и без суда и следствия заключили под стражу. Только через полгода отец Сергий был освобожден и в марте 1943 года стал служить в Никольской церкви города Касимова.

Но недолго пришлось служить ему в Касимове — уже в декабре того же года отец Сергий был мобилизован на трудовой фронт и отправлен ночным сторожем на карьер по добыче белого камня в Малеево. Этот карьер располагался недалеко от Касимова, но, тем не менее, это было ссылкой. Как заметил один из внуков отца Сергия, «каменоломни были всегда местом работы рабов и заключенных». Целых три года отец Сергий провел на каменоломнях, но все это время усердно изучал Добротолюбие, творения святых отцов, а иногда ему удавалось совершать всенощные бдения, на которых пели такие же ссыльные, как и он, среди которых нашелся даже регент церковного хора. Здесь же, в каменоломнях, он написал свое завещание, которое озаглавил: «Моим детям и внукам о том, как проводить посты и готовиться к исповеди и приобщению Святых Христовых Таин». По своему настроению это завещание очень близко к святоотеческим творениям, а детьми и внуками праведника и исповедника может считать себя каждый христианин, если с любовью воспринимает его наставления. «Достойная человека жизнь — только небесная. И на земле надо научиться дышать небом, иначе на небе задохнешься», — так писал о. Сергий Правдолюбов своей дочке Вере.

В настоящее время в издательстве Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета в cерии «Слово исповедников ХХ века» вышла в свет книга священноисповедника Сергия Правдолюбова (+1950):                                               Священноисповедник Сергий Правдолюбов. О постах, исповеди и приобщении Святых Христовых Таин. Завещание соловецкого узника. — М.: Издательство Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, 2008. — 80 с. Тираж 15000.

Нынешнее издание исправлено и тексту возвращен первоначальный вид с самыми необходимыми поправками и редактированием.

В 1946 году отец Сергий был освобожден, но в Касимове служить ему запретили. Он стал благочинным и настоятелем Вознесенской церкви города Спасск-Рязанский. Но и здесь он служил недолго: с весны по декабрь 1947 года. Затем его перевели в город Лебедянь, входивший в те годы в Рязанскую епархию, а на его место благочинным Спасского округа и настоятелем назначили его родного сына, протоиерея Анатолия, принявшего священнический сан 7 декабря 1947 года. Для отца Сергия было большой радостью увидеть своего старшего сына священником. Когда он уезжал из Спасска, то, обратившись к прихожанам, сказал: «Я уезжаю, но оставляю вам своего сына, который будет для вас лучше меня».

В Лебедяни прошли последние три года жизни протоиерея Сергия. Это были годы трудов и болезней. В заключении здоровье его было подорвано, и в эти последние годы своей жизни он перенес инфаркт. В шестьдесят лет он выглядел восьмидесятилетним старцем.

18 декабря 1950 года, в канун памяти чтимого им святителя и чудотворца Николая, протоиерей Сергий скончался. Погребен он был в Лебедяни, у южной части алтаря Преображенского храма, в котором служил.

Сын отца Сергия, протоиерей Анатолий Правдолюбов, свидетельствовал о том, что во время отпевания и погребения протоиерея Сергия он, к своему же удивлению, не испытывал скорби, обычной в таких случаях, а напротив — тихую радость, похожую на ту, какая у верующих людей бывает на Пасху. Он поделился тем, какие чувства испытывает, со старыми священниками, на что те ему ответили: «Разве ты не знаешь? Так всегда бывает, когда хоронят праведника!»

Патриарх у раки с мощами. 2002 год.
Определением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Священного Синода 27 декабря 2000 года протоиерей Сергий был прославлен как священноисповедник и причислен к Собору новомучеников и исповедников Российских. По благословению Святейшего Патриарха АлексияII, митрополита Рязанского и Касимовского Симона, митрополита Воронежского и Липецкого Мефодия 4 октября 2001 года было совершено обретение честных мощей священноисповедника Сергия. 5 октября 2001 года мощи исповедника были перенесены из города Лебедяни, который входит теперь в Воронежскую епархию, в Спасскую церковь села Маккавеево Рязанской епархии. Здесь, в этом небольшом селе, где родился священноисповедник Сергий, его честные мощи готовились ко всеобщему почитанию,      а 5 февраля 2002 года были торжественно перенесены в Никольскую церковь города Касимова.

Во время визита Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в Касимов по случаю 850-летнего юбилея города мощи священноисповедника Сергия находились в главном Вознесенском соборе города, где 1 июля 2002 года Святейший Патриарх Алексий II совершил Божественную литургию.

5 сентября 2002 года, после восстановления и освящения Троицкого храма города Касимова, честные мощи священноисповедника Сергия были перенесены в этот храм для постоянного пребывания. Каждую неделю перед ракой его честных мощей совершается богослужение с чтением акафиста новопрославленному святому.
Память священноисповедника Сергия совершается в день его кончины — 5/18 декабря, в день Собора Рязанских святых — 10/23 июня, а также вместе с Собором всех новомучеников и исповедников Российских 25 января / 7 февраля (если этот день совпадает с воскресным днем, а если не совпадает, то в ближайшее воскресенье после 25 января / 7 февраля).

«Итак, встанем, возьмем свой крест и пойдем за Христом. И пойдем твердой поступью, решительно и не оглядываясь назад, помня слова Спасителя: "никто, возложивший руку свою на плуг, и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия" (Лк. 9:62). И как только мы начнем свой крестный путь, немедленно, тотчас же нам готова помощь. Невидимо и неслышно подойдет к нам наш Господь и Учитель, и подставит Свое плечо под наш крест, и пойдет вместе с нами — и таким легким покажется нам крест наш, и так радостно будет нести его!» - (из завещания отца Сергия).

Наставления отца Сергия бережно и свято хранились в его семье. Двое его сыновей стали священниками (двое погибли на фронте). Влияние отца Сергия, его духовного облика, личности сильно и сейчас — в его детях и внуках, которые тоже стали священниками, - и неразрывно связано с его исповедническим подвигом.

В настоящее время совершают священническое служение восемь протоиереев Правдолюбовых и один диакон – правнук Сергий Михайлович Правдолюбов.

Из детей старшего сына священноисповедника Сергия, протоиерея Анатолия,  один –  протоиерей Сергий Правдолюбов, магистр богословия, профессор Московской духовной академии и Православного Свято-Тихоновского богословского института, преподавал "Литургическое богословие", является настоятелем храма Живоначальной Троицы в Троицком- Голенищеве в Москве. Другой внук – отец Михаил – служит в столичном храме Воскресения Христова в Сокольниках, является кандидатом богословия. Другие – Серафим и Феодор – двойняшки. Первый из них – настоятель самого большого в Рязанской епархии Троицкого собора в поселке Гусь-Железный и глава самого большого среди нынешних Правдолюбовых семейства: у Серафима и матушки Марины семь сыновей и дочка. Отец Феодор – настоятель Покровского храма в селе Маккавееве Касимовского района.

Младший сын священноисповедника Сергия – протоиерей Владимир Сергеевич Правдолюбов – является почетным настоятелем храма святителя Николая в г. Касимове Рязанской области. Со своей матушкой Ниной Ивановной он воспитал двух дочерей и четырех сыновей, из которых трое пошли в священство. Андрей – настоятель касимовского Вознесенского собора и Успенского храма, где некогда служил святой священномученик протоиерей Анатолий Авдеевич Правдолюбов. Симеон – настоятель Георгиевского храма в Касимове, а Михаил - настоятель Никольской церкви г. Касимова и церкви святого Диомида в селе Перво Касимовского района.

 

Воспоминание протоиерея Сергия Правдолюбова, внука священноисповедника Сергия.

Известно, что при обретении святых мощей преп. Серафима Саровского было необычное благоухание, о чем и была сделана запись в протоколе обретения святых мощей.

Нечто подобное было при возвращении святых мощей священноисповедника Сергия в своё родное село  Маккавеево 5 октября 2001 года поздним вечером.

Мы весь день на двух машинах ехали из Лебедяни Липецкой области с мощами, поя на ходу молебны. Здесь было не только благочестие, но и попытки не заснуть за рулем после бессонной ночи и дня Обретения. За 20 км до Маккавеева мы позвонили встречающим, и те собрались в деревянный рубленый Покровский храм и, не зажигая электричества, только при свечах, готовились к встрече. Батюшка, бывший на отдыхе в Маккавееве, облачился, открыл Царские врата и вышел на встречу.

Въезжая на улицу, ведущую к храму, уже в полной темноте, мы стали световыми сигналами машины, переключая все кнопки, как бы салютовать всем о прибытии святых мощей. Машина подъехала, все вышли с зажженными свечами и торжественно приняли мощи и внесли их в храм, поставив по центру именно так, как ставят прославленных святых – не вдоль оси храма, а поперек.

Приготовились и, после краткого рассказа об Обретении, отслужили первый молебен на родине священноисповедника. Было необыкновенно тихое и какое-то умиротворенное состояние и радость необыкновенная. Весь храм был наполнен благоуханием, которое заполняло всё до верха большого высокого купола. Оно напоминало запах свежесваренного, но еще не освященного мира, но с гораздо большим присутствием розового масла.

Так как все собравшиеся братья были в свое время иподиаконами Святейшего Патриарха Пимена и не раз были участниками мироварения (а когда миро разливают в сосуды, то со стенок котла находчивые иподиаконы собирают последние капли на ватку для благочестивого нюхания), то каждый из братьев подумал на другого – вот как здорово! Сохранил для такого случая. А я подумал – как хорошо, что я купил в Троицкой Сергиевой лавре случайно завезенное туда парижское розовое масло - вот и пригодилось, братья возлили прямо в гробницу.

Оказалось – никто ничего не соблюл для встречи. Никто ничего не открывал. А парижское розовое масло сын забыл погрузить в машину еще в Москве…

Когда мы это поняли, то воздали славу Богу и благодарили дедушку-священноисповедника за явленное всем нам знамение радости, мира и благословения, которое он вымолил у Бога, чтобы обрадовать всех нас и поблагодарить за труды.

Прот. Сергий Правдолюбов-внук. 6 августа 2008 г.

Село Маккавеево.

В настоящее время внук священноисповедника Сергия, протоиерей Сергий Правдолюбов заканчивает работу над книгой под рабочим названием: Прот. Анатолий Правдолюбов. «Воспоминания о Соловках» М., Святитель Киприан. В книгу войдут воспоминания о. Анатолия о Соловках, уцелевшие письма из Соловков и в Соловки, следственное дело с уникальными листами допросов около 5 или 6 прославленных святых.

На все воля Божия!

Доклад о священноисповеднике Сергие Правдолюбове я должна была читать 27 июля. Мне хотелось сделать это именно в этот день, т.к. 29 июля совершается память блаженной Матроны Анемнясевской, которая при аресте проходила по одному делу с Правдолюбовыми. Мне хотелось, чтобы люди узнали и о ней; кто-то, может, помолился бы ей в день ее памяти или заказал молебен. Но так случилось, что тема доклада в этот день оказалась другая. Пришлось мне отложить свой рассказ до следующего раза. Видно так было угодно Богу.

А 29 июля моя мама была в пос. Гусь-Железный Рязанской области на праздничной службе в память блаженной Матроны Анемнясевской. Там она подошла под благословение к прот. Сергию Правдолюбову, внуку священноисповедника Сергия. Мама рассказала о. Сергию, что я пишу доклад о свщ. исп. Сергии Правдолюбове. О. Сергий обрадовался и оставил номер своего телефона, чтобы я связалась с ним, если будут вопросы. О.Сергий является настоятелем храма Живоначальной Троицы в Троицком-Голенищеве в Москве. Общалась я с о. Сергием только по телефону и по электронной почте, т.к. его не было в Москве. О. Сергий прочитал мой доклад, внес исправления, а также рассказал о благоухании мощей свщ. исп. Сергия в день перенесения их в с. Маккавеево. Я благодарна о. Сергию за помощь в написании доклада. Храни его, Господи!

Так что хорошо получилось, что я не читала доклад 27 июля, иначе мне не пришлось бы познакомиться с прот. Сергием Правдолюбовым, который помог мне в исправлении и дополнении доклада. Вот как бывает, на все воля Божия!