Главная
Благовещение
Страницы истории
Богослужение
Воскресная школа
Воскресные беседы
Галерея
Хочу поделиться
Осторожно секта
Объявления
Новости
Контакты
Нужна помощь
Карта сайта


Календарь' 2017
СЕГОДНЯ:






СВЯТЫЕ ДНЯ

ЧТЕНИЕ ДНЯ


Незнакомое православие. Отвергающим, сомневающимся, ищущим, ликбез, заблуждения, оглашенным, новоначальным, успокоившимся, воинам Христа.
вопрос о вере
Главная > Воскресные беседы > Беседы, 2010 год > Протоиерей Василий Серебренников

Протоиерей Василий Серебренников

Протоиерей Василий Серебренников

30 окт. 1907 г. - 30 дек. 1996 г.

    
                                                                                       Сила Божия в немощи совершается…

Протоиерей Василий (Серебренников)

Будущий отец Василий родился 30 октября 1907 г. в интеллигентной семье. Отец его, Николай Николаевич, окончил с отличием Военно-медицинскую академию. Во время Первой мировой войны служил военным врачом. С 1917 года был консультантом 1-го Красноармейского коммунистического госпиталя в Москве (ныне госпиталь им. Бурденко), затем преподавал в Московском медицинском институте, с 1926 г. занимал должность профессора по болезням ухо-горло-носа в Смоленском университете. В последние годы, до самой своей кончины, был консультантом центральной поликлиники Министерства здравоохранения СССР. Ему принадлежит около семидесяти научных работ.

Николай Николаевич Серебренников был человеком верующим, но не глубоко церковным, как и большинство дореволюционной интеллигенции. Деды его были священнослужителями. Когда о. Василий собирался принять священный сан, он не возражал, сказав: "Должность полезная..."

Мать отца Василия, Мария Алексеевна, по национальности наполовину болгарка. Прадедушка и прабабушка по материнской линии отличались глубокой религиозностью.

В молодости мама о. Василия училась живописи в Петрограде у лучших художников, но война, а затем революция, не позволили ей закончить учебу, тем не менее она была талантливой художницей-импрессионисткой.

Отец во время  Первой мировой войны служил по военной линии, а семья жила у родителей матери, в семидесяти километрах от Одессы, в пос. Аккерман. В семье, кроме Василия, детей больше не было. Когда этот единственный сын был еще во чреве матери, она хотела рождением и воспитанием будущего ребенка "зажечь свечку Богу". По рождении мальчика она каждую неделю причащала его в храме великомученика Пантелеимона в Одессе.


Мама с большим благоговением относилась к христианским святыням; особо почитала чудотворную икону Божией Матери "Утоли моя печали", которая находилась в церкви свв. Афанасия и Кирилла, брала от нее масло, пользовалась им в болезни, и ей становилось легче... Любила и жалела людей. Отец Василий говорил, что природная доброта ее была растворена благодатью... Как ни любила она своего единственного сына, но в первую очередь всегда кормила более голодного ребенка, если таковой находился. Приводила в дом нищих. Умерла она 1 июня 1971 года. Отец Василий вспоминал, что когда она лежала в гробу, лицо ее сделалось духовно так красиво, что невозможно  было оторваться...

Василий в отрочестве оказался на грани смерти и осознал, что на первом месте должен находиться Бог, на втором - духовник, на третьем - родители.

Мальчику пришлось учиться в разных городах, а среднюю школу окончил в 1925 г. в Москве и поступил на медицинский факультет Московского университета.

Большое влияние в юности оказывали на него духовники. Часто он посещал Даниловский монастырь и ходил исповедоваться к отцу Георгию (Лаврову). Дома и на даче, которую они снимали, часто были духовные чада о. Георгия. Посещая студентом службы в Высокопетровском монастыре, он получал духовное окормление от игумена Митрофана, до самого его ареста.

В 1936 году Василий Николаевич вступил брак. Венчание состоялось в храме святых Первоверховных Апостолов Петра и Павла у Яузских ворот. Супруга, Маргарита Васильевна, стала его верной спутницей, разделявшей с батюшкой все радости и горести на протяжении 42 лет.  По словам людей, близких к семье отца Василия, еще прежде брака оба супруга пришли к взаимному согласию жить в супружестве как брат с сестрой.

По окончании университета Василий Николаевич работал врачом в разных учреждениях Москвы. В 1940 году в Первом медицинском институте защитил диссертацию на степень кандидата медицинских наук. До 1941 года работал  отоларингологом  в больнице им. С. П. Боткина. Затем был уволен по болезни - непонятная болезнь мучила его всю жизнь, начиная со студенческих лет, но вместе с тем служила как бы "Божиим покрывалом", защищая от многих невзгод.

О духовной стороне его жизни того времени, из слов самого батюшки, можно сказать следующее. Систематического духовного образования он не получил. Воспитывался на Добротолюбии и других аскетических книгах. Исповедовался несколько раз у даниловского архимандрита Георгия (Лаврова). После смерти отца Георгия (1932 г.) стал обращаться к иеромонаху Павлу (Троицкому), который дал ему тяжкое в моральном отношении послушание. Василий исполнил послушание, но перестал обращаться к отцу Павлу, который был против его брака и направлял на путь юродства. Затем  знакомство с отцом Митрофаном из Зосимовой пустыни, тогда уже закрытой, жившим в Высокопетровском монастыре. Он сказал ему как-то: "В духовные дети никого не беру - не слушают..." Вскоре началась война...

В 1942 г. о. Василий подготовил докторскую диссертацию, но не стал защищать, а отдал другу. По болезни его уволили из больницы и перевели на инвалидность. В это время Василий Николаевич принимает решение начать пастырство и просит благословения у митрополита Крутицкого и Коломенского Николая (Ярушевича), но владыка не торопится с благословением, учитывая обстоятельства, в которых находится православная церковь. Продолжались гонения, начатые в 1917 г., погибли или сосланы многие лучшие представители духовенства, часть священников эмигрировала.

Патриарх Тихон в послании от 13 октября 1918 г. обращался к членам Совнаркома: «Вы разделили весь народ на враждующие между собой станы и ввергли его в небывалое по жестокости братоубийство… Никто не чувствует себя в безопасности; все живут под постоянным страхом обыска, грабежа, выселения, ареста, расстрела… Казнят епископов, священников, монахов и монахинь, ни в чем не повинных, а просто по огульному обвинению в неопределенной «контрреволюционности». Для оказания помощи голодающим Патриарх в августе 1921 г. обратился с посланием ко всем русским людям и благословил добровольное пожертвование церковных ценностей. Правительство не приняло его предложение о создании церковных комитетов на местах по помощи голодающим и расценило послание Патриарха как саботаж.

19 марта 1922 г. Ленин, используя ситуацию с голодом и изъятием церковных ценностей, пишет секретную инструкцию, в т. ч. в местные советы, и предписывает провести «с максимальной быстротой и беспощадностью подавление реакционного духовенства… Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше».

В Петрограде, воспользовавшись волнениями при изъятии церковных ценностей, провели революционный трибунал над священниками, в т. ч. митрополитом Петроградским Вениамином, и приговорили его и еще 4 обвиняемых к расстрелу и более 50 человек к различным срокам заключения, а против патриарха Тихона возбудили уголовное дело. Опасаясь возмущения верующих, расстреляли о. Вениамина и других приговоренных тайно, ночью за городом у железнодорожной станции, предварительно переодев в лохмотья. Священники во время расстрела молились.

Гонения церкви Василия Николаевича не пугали, и он по промыслу Божию стремился стать священником. Когда теще сказали о его планах, та упала в обморок.

Господь привел Василия Николаевича в храм Иоанна Воина на Якиманке к протоиерею Александру Воскресенскому, и тот увидел в нем свою смену. О. Александр помог подготовиться к сдаче экзамена в 1945 г. экстерном в Богословском институте Василию, Иоанну (Крестьянкину) и Александру Московитину (о. Афанасий). Посвящен в сан священника о. Василий был в 1948 г., и сразу же начались искушения и скорби.

«Начинать служение в Церкви, - писал он, - мне было очень трудно - выходцу из нецерковной, в общем, среды, без достаточных знаний. По службе было много неприятностей, и вообще жизнь вся была исполнена скорбей, от которых я изнемогал... Я страдал, но сделать ничего не мог в облегчение себе... Я унывал и волновался. И думал спасаться от Божией руки...».

Пройдя через очистительное горнило скорбей, отец Василий воспринял всем сердцем направление и руководство для своей духовной жизни: возможно полно предавать себя воле Божией в болезни и страданиях, и во временных скорбях; всё терпеть, как достойно посылаемое, и думать, что достоин даже большего; благодарить Бога и любить свои страдания...

Так определил Бог, чтобы путь жизни человека был со скорбью, с теснотой, со многим испытанием, с самыми горькими искушениями. Из скорбей, постигающих человека в его временной жизни, таинственно составляется его жизненный крест.

О. Василий стал служить в храме Иоанна Воина. В этом храме на клиросе пела его супруга Маргарита Васильевна. Скромная и обаятельная, с чуткой, нежной душой, Маргарита Васильевна после богослужения превращалась в хозяйку гостеприимного дома. Она участливо выслушивала любого, кто обращался, утешала и ободряла. Скончалась она неожиданно в 1978 г., отпевание прошло в храме Воскресения Словущего на Арбате, где о. Василий служил, а с 1965 г. был настоятелем. Проститься с ней приехал патриарх Пимен, приезжал и о. Иоанн Крестьянкин.

О. Василий и Патриарх Пимен лично сблизились и были единомысленны в том, что для сохранения Церкви в её древних уставах нужна глубокая покаянная молитва.

О. Василий сблизился со старцами Глинской пустыни в Сумской области - сначала через своих духовных чад, а затем лично. Он несколько раз ездил в пустынь, несмотря на своё нездоровье. Встречался со старцем Серафимом (Романцевым). Старец говорил, что в подвиге послушания важно раскрывать свои помыслы. О. Василий поддерживал старцев и духовно окормлялся у них и после закрытия пустыни в 1961 г. Помогала ему в общении со старцами Ольга Дефендова (в монашестве Серафима). В трудные для батюшки годы она предсказала, что крест его - болезнь и телесные страдания.

Главное место в жизни отца Василия занимало богослужение, особенно совершение литургии. В благоговейном служении литургии батюшка видел источник благодатных сил для несения пастырского креста. Литургия была для него, как и для праведного Иоанна Кронштадского, к духовному опыту которого он постоянно обращался, великим Таинством церковным, Небесным служением на земле - непрестанно повторяющейся искупительной Жертвой Сына Божия и ответной Жертвой благодарения людей, Тайной Вечерей Христа, за которой соединяются воедино Церковь Небесная и Земная, Торжествующая и Воинствующая, где достойно приступающие к Чаше Жизни приобщаются благ вечных. Отец Василий служил литургию благодатно. Батюшка много размышлял о литургии. Свои переживания и размышления он записывал. Из этих записей в основном и сложился его духовный дневник, который отец Василий так и назвал: «Литургия».

Диакон Сергий рассказывал: «Сам батюшка ел всё протертое, мало что мог себе позволить. Несмотря на страшную болезнь, он служил и прожил 89 лет, потому что знал, как себя лечить. Не каждый понимает, как поправить своё здоровье. А он знал и про себя, и про других. Он был врачом сначала телес, а потом и душ человеческих. Всегда давал необходимый  житейский и духовный совет и повторял: «Приезжай, пока я живой».

Когда о. Василий уже не мог служить, к нему приезжали домой исповедоваться, звонили, получали необходимый духовный совет, утешение. Он до последнего дня помогал людям.

Скончался батюшка 30 декабря 1996 г., в день пророка Даниила и трех отроков, в 6 часов утра. При его кончине были две его духовные дочери.

В последнее время батюшка тяжело болел, часто испытывал сильные боли и страдания физические, но терпел безропотно, принимая это как данное Богом предсмертное испытание. Бывало, спрашивал: ведь я не ропщу? Когда уже не мог служить, но мог еще ходить, исповедовал в храме; до последних дней принимал людей и исповедовал у себя дома. Последний раз его вывозили в церковь на Пасху 1996 года.

В воскресенье, 29 декабря, смерть еще казалась отдаленной. Ночью батюшка почувствовал, что пришел конец его земной жизни, исполненной страданий. Говорил: "Я умираю (повторив несколько раз), я очень устал терпеть боль".

Перед самой кончиной лицо его необыкновенно просияло. Лежал он, обращая лицо ко святому углу, где хранились Святые Дары. Трижды улыбнулся, постепенно дыхание его утихло, и он мирно отошел ко Господу.

Чин погребения был совершен 2 января в Филипповской церкви епископом Истринским Арсением в сослужении многочисленного московского духовенства. Теплое слово в память почившего произнес епископ Арсений. Столь естественная в эти минуты скорбь разлуки с дорогим сослужителем, наставником, отцом незаметно растворилась тихой пасхальной радостью, как бы снисшедшей свыше, - той радостью, которая всегда осеняет кончину праведника.

О. Василий был похоронен на Введенском кладбище в Москве, где упокоились и члены его семьи. Могилку посещают духовные чада, светится неугасимая лампада.

Протоиерей Василий Серебренников оставил записи о духовных встречах, наставления, беседы, проповеди, удивительный и откровенный духовный дневник. В дневнике знакомишься с его переживаниями и с борьбой, которая проходит в душе и во время службы в храме или дома, и после нее, и понимаешь, как трудно быть священником.