Главная
Благовещение
Страницы истории
Богослужение
Воскресная школа
Воскресные беседы
Галерея
Хочу поделиться
Осторожно секта
Объявления
Новости
Контакты
Нужна помощь
Карта сайта


Календарь' 2017
СЕГОДНЯ:






СВЯТЫЕ ДНЯ

ЧТЕНИЕ ДНЯ


восстанови храм
Незнакомое православие. Отвергающим, сомневающимся, ищущим, ликбез, заблуждения, оглашенным, новоначальным, успокоившимся, воинам Христа.
вопрос о вере
Главная > Воскресные беседы > Беседы, 2011 год > Преподобноисповедник Рафаил (Шейченко)

Преподобноисповедник Рафаил (Шейченко)

Преподобноисповедник Рафаил родился в 1891 году в слободе Велико-Михайловской Нижеоскольского уезда Курской губернии в семье малороссийского крестьянина Ивана Шейченко и в крещении был наречен Родионом.

Преподобноисповедник Рафаил (Шейченко)
Отец Родиона занимался сапожным ремеслом и переплетным делом. В 1906 году Родион окончил церковноприходскую школу и поступил в земское училище, в котором проучился три года, а затем работал сапожником. В 1913 году он был призван в армию и во время службы окончил военно-ветеринарную фельдшерскую школу, ему было присвоено звание унтер-офицера, и он был отправлен в 6-й Уланский Волынский полк, где прослужил до демобилизации в 1918 году. Вернувшись с фронта на родину, Родион попрощался со своими домашними и отправился в Оптину пустынь, где уже не один раз бывал в качестве паломника и трудника.

26 августа 1918 года, в день празднования памяти святителя Тихона, епископа Воронежского, Задонского чудотворца, Родион был принят в число послушников Оптиной пустыни. В монастыре он нес послушание ветеринарного фельдшера и пел на клиросе.

В 1918 году начались гонения на Русскую Православную Церковь, и Оптина пустынь была закрыта. В монастыре разместили племенное хозяйство. Братия оставалась пока на месте, разрешали совершать службы. В племенном хозяйстве Родион трудился в качестве ветеринарного фельдшера. В 1923 году безбожники окончательно закрыли обитель. Монахам пришлось поселиться в городе Козельске на частных квартирах. Послушник Родион стал зарабатывать на жизнь сапожным ремеслом.

В 1928 году иеромонах Оптиной пустыни Макарий (Чиликин) по благословению епископа Малоярославецкого, викария Калужской епархии Стефана (Виноградова) постриг послушника Родиона в монашество и нарек ему имя Рафаил, в честь архистратига Божия Рафаила, целителя человеческих недугов. В том же году епископ Масальский, викарий Калужской епархии Герман (Вейнберг) рукоположил его в иеродиакона, возвел в сан архидиакон, и десять месяцев архидиакон Рафаил пробыл при епископе в качестве келейника и иеродиакона на архиерейских службах. В 1930 году отец Рафаил был принудительно мобилизован на лесозаготовки.

В 1930 году гонения на Русскую Православную Церковь усилились, и ОГПУ приняло решение выдать оптинских монахов за антисоветскую организацию для последующего их ареста. Кроме обвинения в антисоветской агитации, монахов обвинили к подстрекательству крестьян к восстанию при беспорядках, случившихся в Козельске на Духов день,9 июня 1930 года.

18 августа 1930 года архидиакон Рафаил был арестован. Так было положено им начало несения креста Христова во узах. Отец Рафаил был допрошен сразу же после ареста, все вопросы сотрудника ОГПУ касались его биографических данных как оптинского монаха.

2 сентября его снова вызвали на допрос. Отвечая на вопрос следователя, он сказал: «Виновным себя не признаю… Ни в какой контрреволюционной группе не состоял и работы, направленной против советской власти, не вел… Руководство духовной жизни братства шло путем исповеди духовников. На базаре… на Духов день в городе Козельске я не был, находился дома, и поэтому, что было на базаре, не знаю, да и, как общее правило, на базары я не хожу…»

Были допрошены свидетели и, в частности, хозяйка квартиры, где жил архидиакон Рафаил, которая показала: « Из бесед с Рафаилом знаю, что последний является закоренелым монахом с присущими им старыми взглядами».

В октябре 1930 года следствие было закончено и составлено обвинительное заключение, в котором сотрудник ОГПУ в полном противоречии с действительностью, как бы демонстрируя помешательство по причине духовного повреждения, написал: «В августе 1930 года Сухиническим ОГПУ в городе Козельске было выявлено наличие монашеско-монархической контрреволюционной группы, охватывающей своим влиянием как население города, так и смежных деревень. Было известно, что контрреволюционная группа ставит перед собой задачи непосредственной борьбы с советской властью и реставрацию монархического строя…»

27 ноября 1930 года тройка Полномочного Представительства ОГПУ приговорила архидиакона Рафаила к десяти годам заключения. Он был отправлен в Вишерский исправительно-трудовой лагерь, располагавшийся в поселке Малая Вижаиха Уральской области. В 1934 году архидиакон Рафаил был переведен в исправительно-трудовой лагерь в город Дмитров Московской области, здесь он работал ветеринарным фельдшером при животноводческой ферме совхоза «Ермолино». Ферма занималась свиноводством, и жил отец Рафаил в одном из пустых загонов, от великого недостатка в пищи питаясь тем, что давалось в пищу свиньям. И это была еще большая удача и милость Божия, так как другие заключенные не имели и такого дополнения к своему скудному, ниже нищенского, рациона.

Находясь в лагере, отец Рафаил не скрывал своей принадлежности к Русской Православной Церкви. Верующие привезли ему Евангелие, молитвослов, икону, а поскольку он жил в пустующем свинарнике отдельно, то мог беспрепятственно молиться, приглашая иногда к себе некоторых заключенных собратий. К нему довольно часто приезжали монахи Шамординского монастыря и знакомые из Козельска.

Находясь в лагере, отец Рафаил писал заключенным письма. Некоторые письма, не доходя до адресата забирались оперуполномоченным НКВД, и тот в конце концов счел, что оптинский монах ведет слишком активную в религиозном отношении жизнь, и принялся собирать материалы для его ареста.

Среди текстов, которые были поставлены впоследствии отцу Рафаилу в вину, были и стихи  Татьяны Гримблит, с которой отец Рафаил был одно время в Вишерском лагере. Стихи, написанные Татьяной в девятнадцать лет, настолько поразили отца Рафаила и настолько оказались созвучны его собственному настроению, что он выучил их наизусть, немного переделав.

«...Мне не радость сулит эта жизнь на земле -
Я решил ведь идти за Тобою,
И в награду за то, что служил я Тебе,
Мир покроет меня клеветою.
Но во имя Твое все готов я терпеть -
Хоть сплошное ненастье найду.
За Тебя, мой Господь, я готов умереть,
За Тебя на страданье пойду.
Мир не понял меня и над скорбью святой,
Что в своей затаил я груди,
Посмеется шутя и, смеясь над Тобой,
Приготовит мне крест впереди.
Но готов я служить всей душою Тебе,
Пусть враги мне друзья все мои;
Утиши мою скорбь, мир усталой душе
Ниспошли в наши тяжкие дни.
Пусть осудят меня и не будет друзей,
Я с Тобою останусь всегда,
Только будь неразлучен с душою моей,
Помоги выпить чашу до дна.
Я отраду нашел у креста Твоего,
Я уж в мире от мира ушел,
Мой душевный покой, все отдал за него,
Но зато ведь Тебя я нашел.
Не слезами, а кровью все раны Твои,
Мой Спаситель, готов я омыть:
Я молю, пусть настанут же дни,
Чтоб и жизнь за Тебя положить»

21 июня 1936 года оперуполномоченным Дмитлага НКВД направлен рапорт начальнику 3-го отделения, в котором он писал: «Доношу, что зека Шейченко… на протяжении продолжительного времени ведет контрреволюционную агитацию. Прошу Вашего распоряжения о привлечении его к уголовной ответственности…»

В этот же день в бараке, где жил отец Рафаил, был произведен обыск, и отрывки из писем, духовные стихи, найденные у него, были представлены как вещественные доказательства государственного преступления, которые он пытался будто бы скрыть, передав другому человеку.

13 сентября 1936 года состоялось закрытое заседание Московского областного суда по делам Дмитлага НКВД в составе председательствующего, двух членов суда и секретаря. Суд в приговоре записал: «Виновным себя подсудимый не признал, но преступление доказано, как материалами дела, так и свидетельскими показаниями, а потому суд, учитывая личность подсудимого и условия лагерной обстановки… приговорил… к лишению свободы сроком на шесть лет, с поражением в правах на пять лет и направлением для дальнейшего отбывания в отдаленные северные лагеря».

Архидиакон Рафаил был направлен в город Мурманск, а через четыре года переведен в Усольлаг в городе Саликамске Пермской области.

18 ноября 1943 года отец Рафаил был освобожден из заключения, но ему не разрешили жить в Козельске, и он поселился в городе Кирсанове Тамбовской области у верующей старушки, где прожил около полугода. Однако хорошо знавшие его люди стали настойчиво приглашать его в Козельск, куда он и переехал в апреле 1944 года.

1 октября 1944 года митрополит Крутицкий Николай (Ярушевич) в Успенской, что в Гончарах, церкви в Москве рукоположил архидиакона Рафаила во иеромонаха и назначил, согласно просьбе двадцатки, настоятелем Благовещенской церкви в городе Козельске. С этого времени началась его многотрудная пастырская деятельность.

Преподобноисповедник Рафаил (Шейченко)
Отец Рафаил, как и другие священники того времени находился под контролем осведомителей. Храмы были полуразрушены. Строительной техники не было (достать было невозможно), поэтому строили вручную, как в древние времена. К 1949 году храм усилиями отца Рафаила и прихожан был почти восстановлен, завершились работы и по установке иконостаса.

Отец Рафаил - пастырь добрый и милосердный, помогал всем нуждающимся. Дверь его кельи была открыта для всех. Верующие, ища духовной поддержки и совета, стали обращаться к нему как к духовнику, со многими у него завязались близкие духовные отношения.

В апреле1948 года в Благовещенский храм в Козельске был назначен священник. Этот священник был введен в клир Русской Православной Церкви архиепископом Василием (Ратмировым), бывшим обновленческим митрополитом и агентом НКВД. Прихожане стали его опасаться.

26 октября 1948 года Министерство государственной безопасности и Генеральная прокуратура приняли директиву об аресте всех возвратившихся из заключения священнослужителей, если те продолжают вести активную церковную деятельность. С этого времени за о. Рафаилом особенно начали следить: за строительную и благотворительную деятельность его часто стали вызывать в местное отделение МГБ. Агент был его сослуживцем по храму.

На третий день Пасхи 1948 года о. Рафаила вызвали в местное отделение МГБ. Там заявили, что он не имеет права ходить по домам по приглашению верующих в праздник Пасхи и престольные праздники, ему было поставлено также на вид, что он незаконно совершает похороны, сопровождая погребальные процессии от церкви до кладбища.

9 июня о. Рафаил был вызван телеграммой к уполномоченному по делам Русской Православной Церкви по Калужской области на 11 июня,  в этот день был арестован и заключен в калужскую тюрьму, а в его квартире в Козельске был произведен обыск.

Допросы начались сразу же после ареста. Вопросов было много, один из них:

- В сентябре 1948 года вы, рассказывая верующим о мученицах Вере, Надежде и Любови, допускали в своем выступлении клевету в части материальной необеспеченности советского народа. Признаете это?

- О мученицах Вере, Надежде и Любови я рассказывал верующим… После этого рассказа я делал вывод, что мы далеки от веры в Христа и мужества и что вера у нас оскудела. Однако о необеспеченности в материальном отношении советского народа в своем выступлении я не говорил.

Было еще много вопросов. 12 сентября предъявили обвинительное заключение. Отец Рафаил обвинялся в том, что он «будучи враждебно настроен к существующему в СССР общественному и государственному строю, с церковного амвона перед скоплением верующих и в беседах среди населения проводил антисоветскую агитацию. Принимая во внимание, что Шейченко среди остальных верующих и монашеского элемента пользуется большим авторитетом, что во время судебного следствия по его делу может вызвать большое и нежелательное скопление верующих у здания суда и возможность провокационных разговоров и слухов с их стороны, следственное дело по обвинению Шейченко решено направить на рассмотрение Особого Совещания при МГБ СССР.

12 ноября 1949 года Особое Совещание приговорило отца Рафаила к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере, и 26 ноября ему было выписано направление в Вятлаг.

30 декабря о. Рафаил написал письмо своим духовным детям. Первыми строками этого письма были: «Слава Богу за все! Дорогие, родные мои!» В другом письме о. Рафаил писал: «Мой долг не судить, а простить всех, всех и за все. А паче всего искренне молиться за враги».

Начался новый этап жизни преподобноисповедника в узах - страданий, неустроенности окружающего, неотвратимости пребывания отмеренного Господом срока в земном аду, но и великой надежды в достижении упования вечного, опытом зная о краткости сих земных страданий, верою - о вечности блаженства небесного. Этот период жизни стал периодом тяжелого физического и духовного труда для больного и измученного годами заключений подвижника. Но во всех этих тяжелых обстояниях, скорбях и искушениях душа становилась, как небесная птица, свободна.

10 ноября 1951 года отец Рафаил писал своей духовной дочери: «В ночь под 28 октября нового стиля во сне сладко-пресладко воспевал: «Величай, величай, душе моя, Честнейшую и Славнейшую Горних воинств Деву Пречистую Богородицу!» И слышу голос некоего духоносна мужа: «Аще хощеши спастися - возлюби страдания!..»

Духовные чада о. Рафаила хлопотали об его освобождении, но безрезультатно.

Отец Рафаил был освобожден только после того, как началось более или менее массовое освобождение из лагерей по неправосудным делам, в 1955 году. Батюшку назначали (епископ Калужский Онисифор (Пономарев) вторым священником в Благовещенскую церковь в Козельске. А настоятелем там был уже тот священник, который «контролировал» о. Рафаила.

Вернулся из заключения о. Рафаил физически еще более слабым и больным. Перенесенные им в лагере страдания приблизили его ко Господу. Страдания научили его глубокому состраданию к людям. Он любил и почитал нищих, завещая это и своим духовным детям.

Весна 1957 года выдалась холодная и затяжная. Хотя отец Рафаил чувствовал себя физически нездоровым, он принуждал себя часто служить и принимал всех приходящих. 8 мая,  вТроицкую родительскую субботу, он дотемна провел на кладбище. Люди просили его отслужить еще и еще одну панихиду, всем хотелось, чтобы именно этот смиренный исповедник помолился за их почивших сродников. И он, призванный к высокому служению церковному, по любви к людям никому не отказывал, он уже привык к самоограничению, к крайнему самоотречению, одним словом - к подвигу, который совершался уже почти незаметно для него самого. И беда, когда у такого самоотверженного пастыря не найдется человека, который бы вовремя заметил, что всеми любимый батюшка давно превысил меру сил человеческих и тяжело заболел. Вечером, когда отец Рафаил вернулся домой, стало ясно, что он болен воспалением легких.

По просьбе батюшки к нему приехала одна духовная дочь Елизавета. Отец Рафаил просил ее в открытке: «Лиза, я тяжело болен - приезжай за мной ухаживать». Она ответила, что уже приехала, на что ей открытка. На это о. Рафаил трижды повторил, чтобы она открытку взяла. Но люди поступают по своему разуму, Елизавета не взяла открытку, и старец с этим смирился. Когда через некоторое время с о. Рафаилом случился инсульт и у него отнялась речь, Елизавета хотела оказать ему врачебную помощь, но окружавшие старца не приняли ее, и она ничем не смогла доказать, что старец сам вызывал ее за ним ухаживать.

После потери дара речи состояние здоровья о. Рафаила стремительно ухудшалось. 19 июня 1957 года иеромонах Рафаил скончался. Проститься со старцем желали многие. В течение всего дня гроб с его телом двигался от дома до кладбища, люди, узнавая, что это несут отца Рафаила, присоединялись к процессии.

Иеромонах Рафаил был погребен на старом кладбище в городе Козельске. Но подвиг исповедника и пастыря не укрылся от Церкви; 22 июня 2005 года по благословению Святейшего Патриарха Алексия мощи преподобноисповедника Рафаила были перенесены на братское кладбище Оптиной пустыни, 30 декабря 2007 года их перенесли в Преображенский храм, а его имя включено в Собор новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания.

Использованные источники и литература:

Сайт монастыря Оптина Пустынь http://www.optina.ru/confessors/lives/rafail/