Главная
Благовещение
Страницы истории
Богослужение
Воскресная школа
Воскресные беседы
Галерея
Хочу поделиться
Осторожно секта
Объявления
Новости
Контакты
Нужна помощь
Карта сайта


Календарь' 2017
СЕГОДНЯ:






СВЯТЫЕ ДНЯ

ЧТЕНИЕ ДНЯ


восстанови храм
Незнакомое православие. Отвергающим, сомневающимся, ищущим, ликбез, заблуждения, оглашенным, новоначальным, успокоившимся, воинам Христа.
вопрос о вере
Главная > Воскресные беседы > Беседы, 2011 год > Протоиерей Владимир Каменский

Протоиерей Владимир Каменский

Отец Владимир пламенел любовью к Богу. Он часто говорил, что священники, как врачи, должны идти на помощь к людям в любое время дня и ночи. Сам он так и поступал: ночью пробирался лесной тропой, весной переходил Неву по льду, шел пешком через весь город, не имея средств на проезд, много раз рисковал жизнью ради своих духовных детей.

Протоиерей Владимир Каменский
5.01.1897 – 28.07.1969

О. Владимир часто вспоминал о своих «праотцах». По отцовской линии он принадлежал к старинному «ученому роду» Каменских. Дед, Андрей Васильевич Каменский, учился во  кадетском корпусе на артиллериста, а затем в Английском Королевском колледже. Он изобрел форсунку для паровоза, первым применил нефть для двигателя и перевел на нефть отопление в г. Баку. Он обладал филологическими талантами: переводил Диккенса, Лондона, описал жизнь нескольких замечательных людей.

В семье росли трое сыновей и несколько дочерей. Один из сыновей, Василий Андреевич , стал известным металлургом, второй, Андрей Андреевич (будущий отец батюшки Владимира), -  изобретателем, доктором технических наук.

Протоиерей Владимир КаменскийВ материнском роду  прабабушка о. Владимира, мать девятерых детей, опасно заболела. Хирург Н.И. Пирогов определил рак и сказал, что может спасти только чудо, но «чудес не бывает». Она отправилась пешком (вероятно, из Одессы или Винницы) на богомолье в Киев к великомученице Варваре - своей покровительнице. Она верила, что 9 детей не должны остаться круглыми сиротами, т. к. муж ее Георгий, боевой генерал, умер молодым. Пирогов после повторного обследования констатировал излечение и назвал это чудом, а на вопрос: «Как это произошло?» - раба Божия сказала: «Варварушка меня исцелила». В конце жизни прабабушка приняла монашество.

Бабушку звали Мария, она была очень красивая. В детстве во сне увидела, что её постригают в каком-то храме. Потом она не хотела выходить замуж, мечтала  быть инокиней, но мать сказала: «У нас надежда только на твою красоту, как иначе нам поднять 9 детей?»

В 16 лет к ней посватался молодой человек, был назначен день свадьбы, но вскоре посватался другой - состоятельный и добрый человек Виктор, крупнейший помещик Крымского побережья. Мать, чтобы не упускать выгодной партии, вместе с братом -  писателем Н.Г. Гариным-Михайловским - уговорили начальника жениха, находившегося в другом городе, послать невесте телеграмму о его гибели. «Маша вся в слезах выходила замуж, повинуясь воле матери», - рассказывал о. Владимир о своей бабушке.

У них было трое детей, в т.ч. Мария - мама о. Владимира. Но Маша почти не помнила своей матери, т.к. та покинула семью, когда ей было 3 года, поручив уход за детьми няне - доброй благочестивой женщине Матрене и уехала в Иерусалим, где стала игуменьей одного из женских монастырей. Она уговорила мужа разрешить ей посетить паломницей Иерусалим, тот отпустил, и там она вручила  Иерусалимскому патриарху богатые дары, посетила монастыри и святые места, вошла в дом Пречистой в Гефсимании, сразу узнала этот храм, где была пострижена во сне. Далее рука Господня повела её к тому, к чему призвана её душа. Мария заболела тифом, была при смерти, что подтвердил личный врач патриарха. Она успела поведать Святейшему о своем сне и убедила сделать пострижение. Тот над умирающей совершил постриг в великую схиму, и она стала схимонахиней Марией. Но затем неожиданно поправилась и написала мужу, что остается в Иерусалиме. Тот потребовал через посольство вернуть жену, и патриарх настоял на её возвращении. Но, вернувшись, Мария заявила мужу: «Я глотка воды не возьму, крошки хлеба не съем, если не отпустишь в Иерусалим», - и он согласился.

Её провожала вся Одесса, а муж бросил в море все подаренные ей украшения, чтобы не достались другой женщине.

Дочери матери Марии - Марии Викторовне Гладкой, будущей маме о. Владимира, - была дана большая земная любовь, как это предсказал ей однажды Иоанн Кронштадтский: «Счастливая будешь и любимая».

Её муж , Андрей Андреевич Каменский, стал инженером путей сообщения, изобретателем, профессором Политехнического института. Когда родился Володя, монахиня Мария - его бабушка - приехала к дочери и попросила: «Отдайте его мне, я его вымолила, и он должен быть служителем Церкви. Если не отдадите - будет у него тяжелый крест».

Владимир родился 5 января 1897 г. в селе Серные Воды Самарской губернии. Рос он вдумчивым ребенком, любил и понимал музыку, не участвовал в шумных играх. Большое влияние оказала няня - молитвенница Евдокия. Он был окружен любовью в семье. О. Владимир вспоминал: «У дедушки и бабушки висела картина крещения в Иордане, и к Иоанну идет Господь. Я видел, что Господь приближается ко мне».

Владимир выучил 7 языков, увлекался философией. Каменские были прихожанами Успенского храма в Чудове, Володю огорчала бедность детей, с которыми он играл на улице, и, когда был в загородной усадьбе, он носил им яблоки из сада, так как у них не было яблок, а всю землю их родители занимали под картошку и овощи. В студенческие годы он сочувствовал революции, сочувствуя  лозунгу «земля - крестьянам».

Землю новые власти дали, но обложили непосильным налогом: с коровы - молоко, с овцы - шерсть, с курицы - яйца. Шли массовые аресты, взрывались церкви, священников отправляли в тюрьмы, началась коллективизация.

Семья Володи приютила пожилого священника о. Василия. В одной комнате освятили домашнюю церковь и служили литургии, все стали молиться, причащаться, в дом пришел Христос.

С 1905 г. Владимир приступил к занятиям в Тенишевском коммерческом училище, находившемся в Санкт-Петербурге, которое закончил в 1914 г. С 1915 г. Владимир Андреевич обучался в Политехническом институте, а также на философском отделении историко-филологического факультета университета, где изучал филологию, философию.

Главным делом в юности, по всей видимости, были занятия философией и одновременно ученичество у одного из самых философических русских художников - К. Петрова-Водкина. Во время этих занятий он расстался с периодом «религиозного отрицания», который пришелся на время обучения в Тенишевском училище.

По воспоминаниям духовных чад батюшки, в то время, когда начал заниматься философией в университете, он вошел в тесный кружок православных молодых людей, который образовался на факультете. Они посещали раннюю литургию в Знаменской церкви, где старостой был академик И.П. Павлов, а их профессор, академик Тураев, говорил проникновенные проповеди об египетских монахах древности.

В 1917 г. Владимир оказался на военной службе на турецком фронте и столкнулся с горем и страданиями людей. Служил он в артиллерии.

После тяжелой болезни он восстановился в университете и в 1923 г. закончил философское отделение, в 1935 г. получил степень кандидата исторических наук, а в 1940 г. подготовил докторскую диссертацию, но был арестован, и ею воспользовалось другое лицо.

В юности у о. Владимира было желание поступить в монастырь, он приехал в обитель, просил келейника игумена доложить о себе, просидел до ночи и ушел. В смятении он встретил дома сестру с подругой Юлией и сделал ей предложение. После свадьбы Владимир сказал: «Всё погублено». Он пережил нервное потрясение и около года лечился в финской неврологической клинике рукоделием - вязал одеяла.

Вернулся к жене, у них родился сын Савва (погиб на войне), дочь Наташа (стала врачом, приняла постриг, юродствовала, похоронена в Печерах Псковских), сын Иван (скончался от рака), дочь Серафима (училась в мединституте, с 18 лет страдала сумасшествием, после смерти оказалось, что была опухоль головного мозга, которую можно было устранить). Жена Юлия относилась к религии отрицательно, была грубая, когда Владимир вставал на молитву, кидалась подушкой в него.

Владимир Андреевич преподавал в военно-морском училище, с 1928 г. работал в Русском музее и в архиве Шереметьевского дворца, сотрудничал с академиком В.И. Вернадским. Он написал трехтомную монографию об истории уральских заводов и металлургии.

Владимир Каменский был ученым, философом, поэтом и проповедником православия. Он писал:

«Жизнь - светотень.
И ночь и день
в душе. И день -
тем он светлее,
чем ночь темней».

Его мысли и чувства не пресмыкались по земле.

В 1938 г. он развелся и этим снял  самочинный крест. На это благословил столетний старец Серафим, сказав: «У неё свой путь, а у тебя свой. Несовместима дальше ваша жизнь вместе. Её выдай замуж, а ты будешь служить Богу».

В 1940 г. Владимир Андреевич был арестован. Работая в архивах, он старался по благословлению старца сохранять святыни, привозимые из разных храмов для хранения или уничтожения. Ему удалось найти и сохранить личные вещи преподобного Серафима Саровского, подаренные им семье Шереметьевых (подрясник и скуфейку). Пытался спасти несколько Евангелий на иностранных языках. Кто-то донёс, и он со своим архивным начальником был арестован. Тот позже погиб на Соловках.

Обвинения обычные: шпион, организатор подпольного монастыря «Келья». Было изъято 350 икон, 932 тома книг, напрестольные кресты, лампады. Он объяснял, что собирался писать исследование по иконописи. Под протоколом допроса о. Владимир написал: «Виновным не признаю, работал честно и преступлений не совершал».

Все соседи и сослуживцы дали на него положительные характеристики.

Летом 1941 г. его отправили в Воркутинские лагеря на лесоповал. По слабости здоровья не выполнял норму и получал 300 г хлеба вместо 700. Заболел цингой, отнялись ноги. Случилось, что в лагерь прибыла комиссия с проверкой, и его, находящегося в бессознательном состоянии, спрятали в чулане с грязным бельем, но комиссия обнаружила и пригрозила начальнику наказанием, если погибнет.

В местном лазарете сделали операцию опытные хирурги из заключенных, а повторную операцию пришлось проводить без наркоза. О. Владимир сам держал ногу во время операции, которую удалось сохранить, но она стала сохнуть, и он хромал. По ходатайству врача он 3 года пробыл в лазарете. В заключении батюшка написал поэму на бересте, но кто-то её сжег.

О жизни в лагерях Воркуты правдиво написал Олег Волков в книге «Погружение во тьму».

 После освобождения был вновь арестован, в результате в общей сложности он провел в лагерях 15 лет. На лагерное испытание о. Владимир не роптал и называл это «духовной академией».

После освобождения не стал добиваться реабилитации и восстановления на работе, как этого хотела его сестра Татьяна, и остался в тех местах, построил избу и жил в лесу.

О. Владимир писал в 1949 году:

«Не жалей ни о чём,
что прошло
в этой жизни ущербно-текучей,
что прольется сама,
не оставив следа,
как поток неумолчно-гремучий».

Однажды он увидел во сне мать: подавая ему священнические одежды, она сказала: «Отец тобою недоволен». Владимир понял, что надо стать священником. Но когда он вернулся домой, ему негде было жить. Бывшая жена не пустила в дом, где раньше жили его умершие родители. Полгода бывший лагерник жил на вокзале, в его судьбе приняла участие раба Божия Анна - проводница, которая разрешала ездить на поездах, чтобы хоть там согреться. Наконец, он попал к дальним родственникам во Всеволожске, где стал жить как слуга.

Владимир Андреевич любил посещать Спасо-Преображенский собор, где служил Михаил Гундяев. Его духовником стал протоиерей Петр Белавский - бывший лагерник с бескомпромиссными взглядами, который никогда не произносил слово «Ленинград», за что был лишен настоятельства. Когда к о. Петру приезжали с важными вопросами, он говорил: «Помолимся». Затем уходил в храм и часами молился, чтобы получить ответ.

Владимир Андреевич не искал для себя пастырства. Ходил в храм, и однажды священник предложил читать по-славянски. Так он стал псаломщиком Свято-Троицкого храма. Позже с ним познакомился митрополит Григорий (Чуков) и благословил принять священный сан. После 3-месячной подготовки он был рукоположен весной 1956 г. в сан диакона, а 4 марта - в иерея. Служить он стал в том же храме.

К нему начали ездить из Ленинграда, пригородов, в т. ч. целыми семьями, останавливаясь у прихожан или у старосты.

О. Владимир к каждому воскресенью и празднику писал проповеди и посылал чадам духовным. Они собирались вместе у кого-то дома, читали и вместе молились. Это напоминало времена первых христиан, учитывая усиление гонений власти.

Батюшка был дерзновенным - рискуя лишиться регистрации, устраивал запрещенные крестные ходы, не регистрировал крещения и отпевания, учил молодежь молиться. Посещал гонимых священников.

Настоятель храма опасался, что усердие о. Владимира может навредить. Приезжали ревизии, но в проповедях не нашли вредных высказываний.

Настоятель строго выговаривал ему за чтение проповедей, обвиняя в «отсутствии духовной скромности». Батюшка соглашался, но снова проповедовал, т. к. не мог удержаться от призыва Господня нести Слово Божие. Митрополит Питирим в мае 1960 г. сделал ему предписание: «Вам запрещается исполнение треб в домах верующих, особенно на периферии, реже служить литургии и ни в коем случае не произносить проповеди, которые требуют большого нервного напряжения».

Продолжительное время о. Владимиру настоятель не разрешал служить самостоятельно, ему позволялось быть лишь сослужащим. Однако даже при таком отношении тот же настоятель так характеризовал батюшку в одном из своих донесений (конец 1957 г.): «Свящ. о. В.Каменский исключительно хороший, глубоко верующий человек. Благоговейный и преданный Св. Церкви пастырь. Нужный и полезный в служении собрат». Более того, в этом же донесении настоятель указывает, что, несмотря на все применяемые к отцу Владимиру ограничения, «претензий к этому он никогда не заявлял, и даже высказывал, что он пришел к заключению, что это мероприятие сделано для его пользы, в чем и приносил мне благодарности». Батюшка всё принимал как от руки Божией - со смирением, благодарностью и любовью.

Начиная с 1963 г. стали часто меняться места служения, его отправляли то на дальние приходы, то временно командировали в центральные городские храмы. Временно ему пришлось служить в поселке Динамо, на станции Антропшино, на Охте, в Александро-Невской Лавре, в Спасо-Преображенском соборе, в селе Петрова Горка Лужского района, в Казанской церкви Вырицы. Целью этих переводов было намерение разлучить батюшку с преданной ему паствой, но духовные чада все равно не оставляли своего отца.

Однако все эти переезды тяжело отразились на и без того подорванном здоровье батюшки: в январе 1964 г. он перенес на ногах воспаление легких, что дало осложнение на сердце. После отпуска по лечению митрополит Никодим (Ротов) в марте 1964 г. назначает о. Владимира вторым штатным священником Свято-Димитриевского храма в Коломягах. Этот храм стал последним его приходом. По представлению митрополита Никодима ко дню Святой Пасхи 1966 г. батюшка был удостоен от Святейшего Патриарха Алексия награждением саном протоиерея.

Вскоре, в сентябре 1966 г., батюшка был назначен митрополитом Никодимом духовником Ленинградской епархии и Духовной академии. «Мы преподаем теорию, а Вы будете воспитывать духовность», - сказал митрополит.

Батюшка не поехал жить при академии и, начав новое служение, продолжал службы на приходе.

Возвращаясь после исповеди студентов домой, он всю ночь но коленях слезно молился, повторяя имена исповедников.

«Для России нужно духовное священство», – говорил владыка Никодим, который управлял епархией в тяжелые годы после собора 1961 г. На приходах стали новые хозяева: староста, помощник старосты, казначей. Со священником заключался договор с указанием, что разрешается.

Власть пыталась закрыть Духовную академию, и владыка привез для обучения иностранцев: эфиопы, греки, японцы, югославы и др. Однажды приехала принцесса Нидерландов в Ленинград и просила о встрече с о. Никодимом. Приехав с правительственным кортежем в Духовную академию, отстояла службу в Никольском соборе в присутствии кинохроникеров. «Лучше сгореть, чем тлеть», - говорил владыка и, страдая 25 лет диабетом, он часто не мог вовремя пообедать. Скончался о. Никодим в Риме, возглавляя как руководитель отдела внешних церковных сношений  делегацию в связи с выборами нового папы Павла VI. Это случилось во время аудиенции с папой. Пока его тело было в Риме, люди шли в несколько рядов - проститься. А в «атеистическом» Ленинграде прощание шло 3 суток.

Такой образованный и талантливый пастырь смог оценить и способности, и духовность, и интеллигентность о. Владимира, поручив ему духовное попечение Академии.

Семинаристов поражало, что о. Владимир никогда не унывал и старался пробудить в них «духовный ум».

Совершенно подорванное здоровье вынуждает батюшку уже в конце 1966 г. просить митрополита об отпуске на лечение сначала на месяц, а потом и на более длительное время. Всем сердцем он стремился к служению, но его физические силы уже были на исходе… Весной 1969 г. он пишет митрополиту Никодиму письмо, в котором сетует на свою болезнь, не дающую ему возможность проводить исповеди и богослужения. Владыка ответил: «Пусть отец Владимир не беспокоится исполнением своего долга… Желаю отцу Владимиру полного выздоровления». 23 июня 1969 г. батюшка был освобожден от должности духовника ввиду болезни, а 28 июня и от должности священника Димитриевской церкви.

Батюшка любил детей, и в этом была какая-то тайна. Многодетная прихожанка Мария рассказывала: «Когда приходили с детками, то он в подрясье приносил много гостинцев и еще огромный бидон молока. Дети прыгали от радости».

Он называл пятилетнего ребенка «мой друг», «моя подружка», а они его - «дедушка», «родимый».

Его богопредстояние не ограничивалось служением в храме, он видел и чувствовал Бога везде –-и в большом храме природы, и в каждой человеческой душе. Он рассказывал: «Один охотник принес своим детям лисят, маленькие, еще слепые, но жалко стало - лисичка всё ходила, искала их, плакала. Вечером дети отнесли их к матери».

О том, как любил батюшка людей, свидетельствуют помянники, которые он вычитывал перед храмом: приезжал рано и часами ходил вокруг, вычитывая все имена. Молился по семьям, вместе за живых и усопших. Усопших больше, чем живых.

Скончался о. Владимир 28 июля 1969 г., в день своего небесного покровителя князя Владимира. У батюшки обострились хронические заболевания, его положили в местную больницу, и из-за жаркой погоды и сквозняков он получил воспаление лёгких. Перед кончиной успел передать свою исповедь духовнику Петру Белавскому. Митрополит Никодим пытался причастить его, но не был допущен медсестрой, заявившей: «Молебны служить здесь не будете».

Похоронен о. Владимир на Шуваловском кладбище. На кресте надпись: «Пастырь и ученый философ в мiру».

За несколько лет до кончины о. Владимир написал завещание и оставил главный завет: учиться благодарить и благословлять всё, что случается с нами в жизни, принимая это как от руки Божией.

Стихи протоиерея Владимира Каменского

В шелесте листьев
слышится сердцу,
в громе громов,
в молчанье
тихой лунной ночи
иного мира голоса.

***

Разгонит ветер облака,
и прояснятся небеса,
и просияет в них тогда
звезд лучезарная семья.

***

Душа сосуд есть, и от нас
Зависит, чем его наполнить -
веселья светлостью живой
иль едкой горечью, тоской.

***

Навстречу блаженному пойдешь -
и на дороге, глядь, найдешь
благополучие своё.
А уклонишься, не пойдешь -
и под ногами, тут оно -
и не заметишь, не найдешь,
и мимо ты его пройдешь.

***

В путь уходя, не озирайся!
Уйдя, назад не возвращайся.

***

Есть две уловки сатаны:
принудить делать, что не должно,
не допускать творить,
что должно,
лишить общения, любви,
в своё «общенье» завести.

***

А, ласточка!
ты вся полёт,
движенье.
И ты, душа,
вся жизнь твоя -
к любви стремленье.
Ты «не в себе», ты «не своя»,
когда не взлёт
ты, не полёт,
в сетях греха,
в оцепененье.

***

Когда я буду умирать,
кто меня станет провожать?
У двери гроба пусть они
сберутся, все друзья мои!
Слетитесь и сбегитесь вы -
сова и птичка, журавли,
стрекозы, бабочки, жучки
и паучки!
Друзья любимые мои,
сбегитесь все
тогда ко мне!

***

Прекрасен лик
страданьями очищенной души!

Использованные источники и литература:

Книга о протоиерее Владимире Каменском «Прекрасен лик страданьями очищенной души. Весть через года.» Издательство: Воскресенiе. Год выпуска: 2007