Главная
Благовещение
Страницы истории
Богослужение
Воскресная школа
Воскресные беседы
Галерея
Хочу поделиться
Осторожно секта
Объявления
Новости
Контакты
Нужна помощь
Карта сайта


Календарь' 2017
СЕГОДНЯ:






СВЯТЫЕ ДНЯ

ЧТЕНИЕ ДНЯ


восстанови храм
Незнакомое православие. Отвергающим, сомневающимся, ищущим, ликбез, заблуждения, оглашенным, новоначальным, успокоившимся, воинам Христа.
вопрос о вере
Главная > Воскресные беседы > Беседы, 2011 год > Святой праведный Алексий Мечев

Святой праведный Алексий Мечев

Святой праведный Алексий Мечев
Известный московский старец начала ХХ века отец Алексий Мечев родился 17 марта 1859 г. в благочестивой семье регента хора Чудова монастыря. Отец его, Алексей Иванович Мечев, сын протоиерея, служившего в  Коломенском уезде, в детстве был спасен от смерти на морозе святителем Филаретом, митрополитом Московским и Коломенским. Музыкально одаренных мальчиков из семей духовенства Московской епархии привезли на митрополичье подворье в Троицкий переулок. Вечером, когда дети уже ужинали, владыка митрополит вдруг встревожился, быстро оделся и вышел осмотреть прибывший обоз. В одних санях он и обнаружил спящего мальчика, оставленного там по недосмотру. Увидев в этом Промысел Божий, митрополит Филарет отметил особым вниманием и попечением спасенного им ребенка, постоянно заботился о нем, а в дальнейшем и о его семье.

Рождение отца Алексия произошло при знаменательных обстоятельствах. Мать его, Александра Дмитриевна, при наступлении родов почувствовала себя плохо. Роды были трудные, очень затянулись, и жизнь матери и ребенка оказались в опасности. В большом горе Алексей Иванович поехал в Алексеевский монастырь, где по случаю престольного праздника служил митрополит Филарет. Пройдя в алтарь, он тихо встал в стороне, но от взора владыки не укрылось его горе. Помолившись, святитель подал ему просфору со словами: «Родится мальчик, назови его Алексием, в честь празднуемого нами сегодня святого Алексия, человека Божия». Алексий Иванович ободрился, отстоял литургию и, окрыленный надеждой, поехал домой. В дверях его встретили радостной вестью: родился мальчик.

В их семье царила живая вера в Бога, проявлялось радушное гостеприимство и хлебосольство. Отец Алексий с благоговением вспоминал о самоотверженном поступке матери, которая взяла к себе свою сестру с тремя детьми после смерти ее мужа, несмотря на то, что и самим им было тесно в двухкомнатной квартирке в Троицком переулке с тремя детьми - сыновьями Алексием и Тихоном и дочерью Варварой. Для детей пришлось соорудить полати.

Среди родных и двоюродных братьев и сестер Леня, как звали Алексия в семье, выделялся мягкосердечием, тихим, миролюбивым характером. Он любил развеселить, утешить, пошутить. В гостях в разгар игр он вдруг становился серьезным, быстро удалялся и прятался от шумного веселья. За это его прозвали блаженным Алешенькой. Учился Алексий Мечев в Заиконоспасском училище, затем в Московской духовной семинарии. Оканчивая семинарию, так и не имел своего угла, столь необходимого для занятий. Чтобы готовить уроки, приходилось вставать ночью. Он был старательным, исполнительным, готовым на всякую услугу. Вместе со многими товарищами по классу Алексей хотел поступить в университет и стать врачом. Но мать решительно воспротивилась этому, желая иметь в нем молитвенника. «Ты такой маленький, где тебе быть доктором, будь лучше священником», - сказала она с твердостью. Тяжело было Алексею оставить свою мечту, но пойти против воли матери он не мог. Впоследствии он понял, что обрел свое истинное призвание, и был очень благодарен матери.

По окончании семинарии Алексей Мечев был определен псаломщиком Знаменской церкви Пречистенского сорока на Знаменке.(«Сорок» - старинная русская единица счета. Обозначало и группу храмов, подчиненную благочинному, который наблюдал за несколькими приходами.) Настоятель этого храма отец Георгий был человек крутого характера, неоправданно придирчивый. Он требовал от псаломщика и обязанностей сторожа, обходился грубо, даже бил, но Алексий все безропотно сносил и не просил о переводе в другой храм. Младший брат Тихон, посещая Алексия, нередко заставал его в слезах. Впоследствии Алексий благодарил Господа, что он дал ему такую школу. Уже будучи священником, отец Алексий услышал о смерти отца Георгия, пришел на отпевание, со слезами благодарности и любви провожал его до могилы, к удивлению тех, кто знал отношение к нему почившего.

В 1884 г. Алексий Мечев женился на дочери псаломщика  восемнадцатилетней Анне Петровне Молчановой. В том же году 18 ноября был рукоположен в диакона. Он испытывал пламенную ревность о Господе, а внешне проявлял величайшую простоту, смирение и кротость. Брак его был счастливым. Анна любила мужа и сочувствовала ему во всем. Но она страдала тяжелым заболеванием сердца, и ее здоровье было предметом его постоянных забот. Он дорожил дружескими замечаниями жены и слушал их так, как иной слушает своего старца, тотчас стремился исправлять замеченные ею недостатки. В семье родились дети: Александра (1888), Анна (1890), Алексей (1891), умерший на первом году жизни, Сергей (1892) и Ольга (1896).

19 марта 1893 г. диакон Алексий Мечев был рукоположен епископом Нестором во священника в церкви Николая Чудотворца в Кленниках Сретенского сорока. Готовясь к пасторскому служению, он имел заветное желание попасть на приход в глухую деревню, где народ попроще, и объединить их в единую духовную семью.

Церковь Николая Чудотворца в Кленниках была маленькой, и приход ее был очень весьма невелик. В непосредственной близости стояли большие, хорошо посещаемые храмы. Став настоятелем одноштатной (с одним священником в штате) церкви Святителя Николая, отец Алексий ввел в своем храме ежедневное богослужение, тогда как обычно в таких храмах оно совершалось два, три раза в неделю. «Восемь лет служил я литургию каждый день при пустом храме, - рассказывал впоследствии батюшка. - Один протоиерей говорил мне: «Как ни пройду мимо твоего храма, все у тебя звонят. Заходил в церковь - пусто… Ничего у тебя не выйдет, понапрасну звонишь». Но отец Алексий этим не смущался и продолжал служить. По действовавшему тогда обычаю москвичи говели раз в году - Великим постом. В храме Николы в Кленниках на улице Маросейке можно было в любой день исповедаться и причаститься. Со временем это стало в Москве известно. Скорбящие, обремененные горестями жизни, опустившиеся люди потянулись в этот храм. От них пошла молва про его доброго настоятеля.

Жизнь духовенства многочисленных малых приходов того времени была материально тяжела, плохими часто бывали и бытовые условия. Маленький деревянный домик, в котором размещалась семья отца Алексия был ветхим, полусгнившим. В квартире всегда сыро. Матушка Анна Петровна тяжело болела. У нее началась сердечная водянка с обширными отеками и мучительной одышкой. Скончалась Анна Петровна 29 августа 1902 г., в день усекновения главы Предтечи и Крестителя Господня Иоанна. Отец Алексий тяжело переживал утрату супруги.

В то время в Москву приехал известный пастырь Иоанн Кронштадтский. Близко знавшая отца Алексия купеческая семья устроила его встречу с отцом Иоанном. Благодать Божия, обильно почивавшая на кронштадтском пастыре, по-новому осветила жизненный путь отца Алексия. По совету отца Иоанна он оставил свою келью, вышел к людям, чтобы взять их горе на себя. Указанное ему он принял как возложенное на него послушание. К восприятию благодати старчества он был подготовлен многими годами поистине подвижнической жизни. В маросейском храме надломленных тяжелыми обстоятельствами, забывших о Боге людей отец Алексей встречал с сердечной приветливостью, любовью и состраданием. В их душу вселялись радость и мир Христов, появлялась надежда на милость Божию. Проявляемая по отношению к ним любовь вызывала у каждого ощущение, что его больше всех полюбили, пожалели, утешили. О. Алексий говорил, что Господь посещает нас скорбями, чтобы раскрыть нам сердца других людей.

Отец Алексий получил от Бога дар прозорливости и получил известность как добрый батюшка, к которому следует обращаться в трудные для семьи моменты. Приезжая в готовую развалиться семью он приносил в нее мир, любовь и всепрощающее понимание всех и каждого.

В нижнем жилом этаже храма о. Алексий открыл начальную церковно-приходскую школу, а также устроил приют для сирот и детей неимущих родителей. Дети осваивали там и полезные для них ремесла.

Благословив на писание икон свою духовную дочь Марию (Мария Николаевна Соколова - монахиня Иулиания), пришедшую к нему в храм подростком после смерти отца, священника и художника, о. Алексий способствовал этим возрождению в дальнейшем древнерусской иконописи, которая находилась в забвении несколько столетий, уступив место живописи.

Проповеди его были просты, искренни, не отличались красноречием. Но то, что он говорил, трогало сердце глубиной веры, правдивостью, пониманием жизни. Путь к спасению заключается в любви к Богу и ближнему, говорил батюшка.

Однажды о. Алексий спросил: «Думали ли вы, отчего все святые апостолы, все до единого приняли мученический венец, погибли на крестах, были усечены мечом, а апостол Иоанн Богослов дожил до глубокой старости и мирно скончался?» На отрицательный ответ о. Алексий сказал: «Оттого, что у апостола Иоанна была такая безпримерная, великая, неодолимая христианская любовь, что ее силе и мучители покорялись, и гонителей обезоруживала она, их злобу она загасила и превратила в любовь». У о. Алексия была именно такая любовь к ближним, и все его наставления, проповеди и слова - о любви. Он был богат этой милующей любовью, и каждому приходящему казалось, что именно его о. Алексий любит больше всех.

Враг всякого насилия, батюшка никогда не возлагал бремени тяжелого послушания. Подчер­кивая необходимость внешнего подвига, хотя бы самого малого, указывал, что прежде всего следу­ет взвесить силы и возможности. Но на что уж ре­шился, то нужно выполнять во что бы то ни стало, невзирая на усталость и другие обстоятельства. Иначе цель не достигается. И неизменно требовал хорошего отношения к родным и близким.

«Путь ко спасению, - постоянно повторял о. Алексий, - заключается в любви к Богу и ближ­ним». Любовь к ближним должна не деклариро­ваться как якобы направленная на все человече­ство, но начинаться в работе над собой в малом кругу своей семьи, в буднях повседневной жизни, во взаимоотношениях с теми, с кем Господь нас поставил. Нужно утеснять себя ради блага близ­ких нам людей, перестраивать свою душу, перела­мывать свой характер так, чтобы ближним было легко с нами жить».

Отец Алексий МечевО. Алексий имел благодатный дар прозорли­вости. Приходящие к нему могли видеть, что ему известна вся их жизнь, как ее внешние события, так и душевные устремления, мысли. Раскры­вал он себя людям в разной степени. По своему глу­бокому смирению всегда стремился не показывать полноты этого дара. О каких-либо подробностях, деталях еще неизвестной собеседнику ситуации он обычно говорил не напрямик, а рассказывая об якобы имевшем недавно место аналогичном слу­чае. Указание, как поступить в конкретном деле, батюшка высказывал только раз. Если пришедший возражал, настаивал на своем, то о. Алексий уст­ранялся от дальнейшего разговора, не объяснял, к чему приведет неразумное желание, даже не повто­рял первоначально сказанного. Мог иногда дать и требуемое от него благословение. Тем, кто пришел с покаянным чувством и преисполнен­ным доверия, он помогал, предстательствуя за них перед Господом и прино­ся избавление от трудностей и бед.

 

Молитва о. Алексия никогда не прекращалась. На своем примере он показал, что при житейском шуме и суете города можно быть далеким от всего земного, иметь непрестанную молитву, чистое сердце и предстоять Богу еще здесь, на земле. Когда его спрашивали, как наладить жизнь прихода, он отвечал: «Молиться!».

Cтарец Алексий говорил, что, Бог дал ему детскую веру. Очевидцы рассказывали, что за богослужением он преображался. Его детская вера часто обнаруживалась в слезах, особенно за Божественной литургией. Часто он затруднялся произносить возгласы: «Придите, ядите...» или «Твоя от Твоих…». При этих словах по его изменившемуся голосу всякий в храме понимал, что он плачет. Его лицо было полно умиления, и плач его захватывал и служивших ему. «И я плакал, пригнувшись к престолу», - говорил сослужащий ему диакон.

Этот дар слез, которым обладал батюшка за свое смирение, особенно проявлялся в нем при чтении Великого канона св. Андрея Критского. Он его не читал, он произносил эти тропари как свои слова из глубины сокрушенного сердца, обливаясь слезами. Вся церковь сливалась с ним в умилении…

О. Алексий очень чтил святыню храма чудот­ворную Феодоровскую икону Божией Матери и часто служил перед ней молебны. Однажды в пред­дверии событий 1917 г. во время молебна он уви­дел, что из глаз Царицы Небесной покатились слезы. Это видели и присутствовавшие богомольцы. Батюшка был так потрясен, что не смог продолжать службу, и заканчивать ее пришлось сослужащему священнику.

Число молящихся в его храме все увеличивалось, особенно много их стало после 1917 г. Немало молодежи и студентов, увидев, что революция принесла новые бедствия, стремились постичь законы духовной жизни. В эти годы начали служить на Маросейке ревностные молодые священники и диаконы, в их числе сын о. Алексия отец Сергий Мечев, рукоположенный во иерея в Великий четверток 1919 г., о. Сергий (Дурылин). Они помогали в проведении лекций, бесед, в организации курсов по изучению богослужения. Но нагрузка на о. Алексия все возрастала. Теперь уже можно было видеть нескончаемые очереди у дверей домика причта, в одной из квартир которого жил о. Алексий.

Батюшка сторонился проявлений к себе знаков почтения, уважения, избегал пышных служб. В 1920 г. Святейший Патриарх Тихон удостоил о. Алексия награды - права ношения креста с украшениями. Священники и прихожане собрались в храме, чтобы поздравить батюшку. Отец Алексий, обычно улыбчивый, радостный, выглядел встревоженным и огорченным. После краткого молебна он обратился к народу с сокрушением, говоря о своем недостоинстве, заливаясь горькими слезами, просил прощения и поклонился в землю. Все увидели, что он, принимая эту награду, действительно чувствовал себя недостойным ее.

Истинными духовными друзьями о. Алексия были современные ему оптинские старцы – иеросхимонах Анатолий(Потапов) и скитоначальник игумен Феодосий. Отец Феодосий, приехав как-то в Москву, посетил маросейский храм. Побывав на богослужении, увидел, как истово и долго проходит служба, подробно совершается поминовение, как идут вереницы исповедников и сколько людей ожидает приема батюшки. Он сказал о. Алексию: «На все это дело, которое вы делаете один, у нас бы в Оптиной несколько человек понадобилось. Одному это сверх сил. Господь вам помогает».

Святейший Патриарх Тихон всегда считался с отзывом о. Алексия в случаях хиротонии и предложил ему взять на себя труд по объединению московского духовенства. Заседания проходили в храме Христа Спасителя, но по условиям того времени вскоре были прекращены.

Дважды о. Алексия вызывали в ОГПУ, в конце 1922 и 30 марта 1923 г., запрещая принимать народ. Но вскоре отпускали, видя его болезненное состояние.

В последних числах мая 1923 г. отец Алексий поехал, как и в прошлые годы, отдыхать в Верею, где у него был маленький домик. Перед отъездом служил в маросейском храме свою последнюю литургию, прощался с духовными детьми, уходя, простился с храмом, настоятелем которого он был в течение 30 лет.

Скончался о. Алексий в пятницу, 9/22 июня 1923 г. Последний вечер он был радостен, ласков со всеми, вспоминал отсутствующих, особенно внука Алешу. Смерть наступила сразу же, как только он лег в постель, и была мгновенной. 27 июня гроб с телом о. Алексия был доставлен в храм Николая Чудотворца в Кленниках. В течение двух дней московским духовенством непрерывно служились панихиды, чтобы дать возможность проститься всем пришедшим. Отпевание совершал архиепископ Феодор (Поздеевский), настоятель Данилова монастыря, - об этом просил в своем письме незадолго до смерти сам отец Алексий. Владыка Феодор находился тогда в тюрьме, но 20 июня был освобожден и смог выполнить желание о. Алексия. Проводить отца Алексия прибыл на Лазаревское кладбище Святейший Патриарх Тихон, только что освобожденный из заключения. Он был восторженно встречен толпами народа, и исполнились слова батюшки: «Когда я умру - всем будет радость». В надгробном слове, оставленном о. Алексием перед кончиной, он завещал своим духовным чадам любить людей, служить им. На земле нужно жить только для неба, и это возможно через полное деятельное самоотречение во благо ближних.

Через десять лет в связи с закрытием Лазаревского кладбища останки о. Алексия и его жены были перенесены 28 сентября 1933 г. на Введенское (Немецкое) кладбище. Тело о. Алексия было нетленным, лишь на одной из ног нарушился голеностопный сустав, и отделилась стопа. Все последующие десятилетия могила о. Алексия была самой посещаемой, регулярно приходилось добавлять земли в могильный холмик, так как прибегавшие к помощи о. Алексия уносили ее с собой.

О. Алексий создал удивительную духовную общину в миру, возродившую дух древней апостольской церкви.  Эта община выдержала времена страшных гонений и воспитала новое поколение ревностных служителей Церкви и благочестивых церковных людей, воспринявших дух подлинной, благодатной христианской жизни, которой научал о. Алексий. В маросейской общине после смерти батюшки стали собирать воспоминания  об о. Алексии и его молитвенной помощи.

На Юбилейном Архирейском Соборе 2000 г. о. Алексия Мечева причислили к лику святых Русской Православной Церкви для общецерковного почитания. 16 июня 2001 г. были обретены мощи св .праведного Алексия (Мечева).

Святый отче Алексие, моли Бога о нас!

«Пастырь добрый. Жизнь и труды московского старца протоиерея Алексия Мечева» - М.: Серда-Пресс, 2000 г.

«Во граде, как в пустыне. Святой праведный Алексий Мечев о молитве» - М.: Из-во во имя свт. Игнатия Ставропольского, 2009 г.

«Старец в миру. Житие, письма, проповеди, записи на книгах», Образ. 2010.  

Сайт «Православие и мир»: http://www.pravmir.ru/svyatoj-pravednyj-aleksij-mechev-molitvennik-i-prozorlivec

Сайт храма Святителя Николая в Кленниках:  http://www.klenniki.ru/aleks-mechev