Главная
Благовещение
Страницы истории
Богослужение
Воскресная школа
Воскресные беседы
Галерея
Хочу поделиться
Осторожно секта
Объявления
Новости
Контакты
Нужна помощь
Карта сайта


Календарь' 2017
СЕГОДНЯ:






СВЯТЫЕ ДНЯ

ЧТЕНИЕ ДНЯ


Незнакомое православие. Отвергающим, сомневающимся, ищущим, ликбез, заблуждения, оглашенным, новоначальным, успокоившимся, воинам Христа.
вопрос о вере
Главная > Воскресные беседы > Беседы, 2012 год > Митрополит Симон (Новиков)

Митрополит Симон (Новиков)

Митрополит Симон, в миру Сергей Михайлович Новиков, родился 5 февраля 1928 года в деревне Жолнино Даниловского района Ярославской области, в семье крестьян Михаила Гавриловича и Анны Дмитриевны Новиковых. Крестили его в Никольской церкви соседнего села Николо-Отводное. Тогда никто и подумать не мог, что он впоследствии станет митрополитом и прославит не только Ярославскую, но и Рязанскую землю.

Митрополит Симон (Новиков)В семье было трое детей: старшая сестра Нина (впоследствии монахиня Нонна), Сергей и младший брат Саша.

В 1932 г. у Новиковых случилось несчастье – сгорел их двухэтажный дом. Пришлось покупать новый. Семья переезжает в соседнюю деревню Кишаново – Анна Дмитриевна была оттуда родом. Ее родственники помогли с переездом. Сереже к тому времени исполнилось 4 года.

Михаил Гаврилович с малых лет приучал детей к крестьянскому труду. У них было большое хозяйство: огород, сад, корова, поросенок, куры, утки…

Когда Сергей подрос, отец стал брать его с собой на сенокос (Михаил Гаврилович был председателем колхоза). Сергей быстро научился косить и стал одним из лучших косцов в округе. Подростку нравился этот вид крестьянского труда. Даже будучи владыкой Симоном, в сане епископа, приезжая в Кишаново, он брался за косу и выкашивал траву около своего деревянного домика.

Сергей рос обыкновенным мальчиком: играл вместе со сверстниками, купался в речке, ловил рыбу и раков. Но, начав учиться в Николо-Отводненской школе, стал уделять почти все свободное время чтению. Мама иногда даже корила его за это. Отец, наоборот, вступался: «Ничего-ничего, мать, знания – они в жизни всегда пригодятся».

Родители Сергея были людьми благочестивыми, верующим. В семье у них царило взаимоуважение. Митрополит Симон сохранил о своей семье самые благоприятные впечатления и впоследствии говорил: «Воспитание доброты должно начинаться с детства, когда душа ребенка чиста. Если в семье царит милосердие, забота друг о друге, о ближних своих, то и ребенок вырастет отзывчивым, добрым».

В семье Новиковых каждый день начинался с молитвы, к которой приучала детей мама. Весь быт, уклад дома были пронизаны христианским духом: все работали на земле, по праздникам ходили в храм, дети с самого раннего возраста соблюдали посты, знали много молитв. И все это, несмотря на то что отец семейства был председателем колхоза и жизнь Новиковых была на виду у односельчан. Строгость и любовь, мудрость и простота органично соединились в родителях будущего владыки.

«Она привила мне любовь к храму, - вспоминал митрополит Симон о своей маме, - с шести лет, как я помню, это была пасхальная ночь, мы с матерью шли пешком в храм Божий в весеннюю распутицу. Помню звон колоколов, которые тогда еще не были сняты. Этот колокольный звон остался в моей памяти на всю жизнь. Это чувство я увидел в словах стихотворения Ивана Аксакова:

Приди ты, немощный.
Приди ты, радостный,
Звонят ко всенощной,
К молитве благостной.

И звон смиряющий
Всем в душу просится,
Окрест взывающий
В полях разносится.

Вот это чувство покаяния я, шестилетний, и воспринял. И уже в семье увидел жертвенную любовь.

Пробудить веру в Христа, веру православную пробудить – для этого нужна жертвенная любовь».

Приходская церковь, в которую ходил Сережа вместе с мамой, находится в селе Николо-Отводное. В народе ее называют Никольской, хотя главный придел освящен в честь Воскресения Словущего. Когда Сергей начал учиться в начальной школе, он при всякой возможности посещал богослужения. «Поэтому, наверное, меня уже тогда прозвали Монахом», – вспоминал он впоследствии.

Закончив в селе Николо-Отводном 3 класса, Сергей продолжил обучение в школе-семилетке села Вятское Некрасовского района.

В 1942 г. юноша получил среднее образование, а в 1943 г. поступил в Ярославский химико-механический техникум.В Ярославле он по-прежнему посещал церковные службы, особенно в Феодоровском соборе.В Ярославле Сергей подружился с сыном священника, мальчиком, близким ему по духу и взглядам.

Приезжая домой на каникулы, он всегда привозил в подарок конфеты. Дома помогал родителям по хозяйству и, как всегда, много читал. По праздникам ходил в церковь и брал с собой трехлетнюю племянницу Лиду, дочь сестры Нины.

К тому времени отец Сергея уже не работал председателем колхоза. Он присматривал за стадом племенных быков-производителей. Иногда брал подряды на вырубку леса. Однажды взял с собой Сергея. На той работе Сергей познакомился с молодой девушкой. У них появилась симпатия друг к другу. У девушки симпатия переросла во влюбленность. Но Сергей не дал воли своим ответным чувствам, видимо, предвидя себе иное – остаться девственником ради Христа. А та девушка на всю жизнь запомнила благородство дружеских отношений, которые сложились между ними.

В 1947 г. по окончании техникума Сергея направили работать электротехником на завод резино-технических изделий, в поселок Волгострой недалеко от Ярославля. Этот завод, выпуская небольшое количество мирной продукции, на самом деле являлся военным. Рядом с поселком было село Феодоровское с церковью во имя Смоленской иконы Божией Матери.

К этому же времени относится и встреча с митрополитом Никодимом (Ротовым), послужившая к дальнейшему выбору Сергея Новикова монашества как стези своего личного жизненного подвига. Вечером в праздник Преображения в 1947 г. Сергей Новиков зашел в Феодоровский кафедральный собор Ярославля, где служил только что рукоположенный архиепископом Димитрием (Градусовым) иеродиакон Никодим. Его служение произвело яркое впечатление на будущего архиерея: «Я не сводил глаз с молодого иеродиакона, и у меня зрело внутри сознание, что я должен тоже быть монахом. И я со службы летел, как на крыльях».

Интересно, что в то время в Ярославском Феодоровском соборе молились три будущих митрополита – Борис Ротов (митрополит Никодим), Владимир Поярков (митрополит Ювеналий) и Сергей Новиков (митрополит Симон).

Здесь, в Ярославле, в 1950 году произошла встреча Сергея с прибывшим из Рязани  отцом Авелем (Македоновым), оказавшим на владыку значительное влияние и ставшим его первым духовником и сомолитвенником на всю жизнь.

Отец Авель, будущий архимандрит, игумен Пантелеимонова монастыря на Афоне, а затем наместник рязанского Свято-Иоанно-Богословского монастыря, прибыл в Ярославскую епархию из Рязанской, где служил вторым священником Георгиевской церкви села Городище. Он был молод, не имел ни специального духовного образования, ни богословских познаний. Вся его ученость состояла из семи классов обыкновенной советской, атеистической школы. Отцу Авелю предписали в 24 часа покинуть Рязанскую область за то, что его проповеди, доброта и мудрость привлекали к нему множество прихожан Георгиевской церкви села Городище. Отец Авель был другом митрополита Никодима. «В субботу после работы я пошел молиться ко всенощной в село Федоровское... После службы из алтаря вышел молодой священник в полумантии. Я подошел к нему под благословение… Вскоре я близко познакомился с отцом Авелем. После службы он приглашал меня к себе домой». Оба они тогда были молодые – отцу Авелю 23 года, Сергею Новикову – 22. Оба имели высокую духовную настроенность, поэтому подружились. Эта дружба стала для них настоящим сокровищем.

Владыка Симон часто потом в разговорах с близкими людьми вспоминал свое общение с отцом Авелем в Ярославле. Поистине это был человек Божий, сумевший вобрать опыт православной аскетики, на деле исполнить евангельские заповеди, подражая деланию святых отцов. Отец Авель был человеком, который сохранил преемство монашеских традиций. Он выбирал в духовном восхождении спасительный царский путь, идя по нему и не  уклоняясь ни вправо, ни влево.

Через отца Авеля Сергей стал известен и архиепископу Ярославскому и Ростовскому Димитрию (Градусову), бывшему архиепископу Рязанскому и Касимовскому (1944-1946 гг.). Владыка Димитрий и дал ему, как ревностному прихожанину, путевку в жизнь – рекомендацию для поступления в Московскую духовную семинарию.

Сергей стал собирать документы для поступления, что оказалось делом весьма нелегким. Над его верой в Бога давно уже издевались. Высмеивали в газетах. Пытались отвлечь, втянув в веселую компанию и пробуя приучить к пиву. Но Сергей оставался непреклонен и тверд в своей вере в Господа Бога.

Узнав о намерении Новикова стать священником, начальство завода, на котором он работал, всполошилось. Его уговаривали остаться на заводе, обещали повышение по службе, высокую зарплату, квартиру, но все было тщетно. Сердце Сергея стремилось не к земным благам, а к небесным.

По совету мамы Сергей поехал за благословением к одному блаженному, который благословил его бумажной небольшой иконкой. На обратной дороге Сергей долго рассматривал ее, но так и не понял, какой святой изображен на ней. И только впоследствии узнал, что это была икона святителя Василия Рязанского.

Таким образом, блаженный предсказал ему служение на Рязанской кафедре.

В 1951 году Сергей поступил в Московскую духовную семинарию.

Сергей был прилежным и творчески мыслящим учеником. Уже с первых лет обучения он не просто заучивал уроки, но и записывал свои мысли на богословские темы.

Известно, что еще до поступления в семинарию он писал стихи.

Будучи семинаристом, молодой человек не ограничивался курсом учебной программы. Читал русскую классику – Пушкина, Гоголя, Достоевского. О последнем писателе он в шутку говорил: «Читать Достоевского – это наказание, а не читать – преступление».

Сергей очень любил церковное пение и с радостью нес клиросные послушания в академическом Покровском храме. Здесь учащиеся познают правила литургической жизни в Церкви.Так же он ценил и любил акафист преподобному Сергию.

Кроме клиросного послушания Сергей участвовал  в выпечке просфор, что считалось трудным, но почетным послушанием. Ведь даже преподобный Сергий старался сам выпекать просфоры для богослужения.

В 1955 г. Сергей Новиков заканчивает духовную семинарию и поступает в Московскую духовную академию. Учась там, Сергей решил полностью посвятить себя Господу и принять монашество, следуя словам преподобного Моисея: «Чем дальше от мира, тем ближе к Богу».

17 декабря 1958 г. Новиков поступил в число братии Свято-Троицкой лавры. А через десять дней, 28 декабря, наместник лавры архимандрит Пимен (Хмелевский) постриг его в монашество с именем Симон, в честь преподобного Симона Радонежского, ученика преподобного Сергия.

18 января 1959 г. епископ (впоследствии патриарх Московский и всея Руси) Пимен (Извеков) в Воскресенском храме в Сокольниках г. Москвы рукоположил отца Симона в иеродиакона, а 12 апреля – во иеромонаха.

«Силы небесные крест окружают…» – писал в своем стихотворном опыте, будучи воспитанником семинарии, Сергей Новиков. Приняв же монашество, в одной из своих студенческих тетрадей он заметил, что «если бы Господь не защищал своих рабов, то кто мог бы снести пустынного (монашеского) жития…»

В 1959 г. иеромонах Симон закончил Московскую духовную академию круглым отличником со степенью кандидата богословия.Отца Симона назначают преподавателем Московской духовной семинарии, а затем и академии.На этом поприще отец Симон показал себя как преподаватель, который так читал лекции, что в аудитории каждый шорох можно было услышать. Настолько внимательно его слушали.

2 января 1964 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий I возвел отца Симона в сан архимандрита. В том же году он был утвержден в должности доцента по кафедре византологии и назначен настоятелем Преображенского храма Троицкого Патриаршего подворья в селе Лукино, близ станции Переделкино под Москвой.

С 1965 по 1972 год он был инспектором Московских духовных академии и семинарии. Все воспитанники отца Симона помнят его как мудрого воспитателя, как любящего наставника и называют годы его инспекторства золотыми для семинарии и академии.

«Если кто-то провинился, он, получив известия об этом проступке, приходил в комнату, где жил провинившийся, и что-нибудь рассказывал из житий святых. Все слушали внимательно – очень интересно он рассказывал. А тот, кто был виноват, понимал, что этот рассказ адресован ему, и если он не исправится, то в следующий раз будет уже не рассказ, а что-нибудь другое. Так он воздействовал на учеников»

Вспоминая о том периоде жизни владыки Симона, митрополит Воронежский и Борисоглебский Сергий сказал: «Это было самое благословенное время в послевоенной истории Московских духовных школ, потому что совместное служение инспектора Академии архимандрита Симона, ее тогдашнего ректора архимандрита Филарета (ныне митрополит Минский и Слуцкий, Патриарший Экзарх всея Белоруссии) и протоиерея Алексия Остапова (ныне покойного) сложилось в хороший административный и молитвенный союз. Студенты чувствовали себя в Академии, как в родной семье, как дома. Поверьте, что с уходом владыки Симона на Рязанскую кафедру Духовные школы осиротели, хотя мы и радовались, что наш инспектор – теперь епископ. Никогда больше не было в Академии такого домашнего уюта, такого тепла, такой любви, которая согревала каждого студента и преподавателя».

К началу 1970-х годов при инспекторстве архимандрита Симона в Московских духовных школах сформировался замечательный профессорско-преподавательский состав. Это заслуженный профессор К.Е.Скурат, профессора А.И.Осипов и Б.А.Нелюбов, доцент протоиерей Валентин Асмус и другие.

Преподавал тогда и высокодуховный старец – архимандрит Тихон (Агриков), получивший в 1963 г. звание доцента Московской духовной академии. При инспекторстве архимандрита Симона он являлся духовником семинарии и академии. Но не только учащиеся духовных школ исповедовались у отца Тихона. Господь наделил его особым даром – обращать к вере молодежь и возгревать в ней эту веру.

Из Москвы приезжали к нему подростки, юноши девушки, учащиеся и студенты светских учебных заведений. Приезжали и ученые.

Деятельность архим. Тихона не могла быть незамеченной советскими властями. Началась самая настоящая травля старца. В КГБ была создана группа из женщин, которая преследовала старца.

Отец Симон принял архим. Тихона жить в свою келью, надеясь уберечь от преследований. Но женщины стали нападать на келью, пытались проникнуть через окно. В конце концов, архим. Тихон вынужден был покинуть обитель. Он уехал на Кавказ. Но и там ему не дали покоя, и он жил в уединении то в Сухуми, то в Закарпатье.

Архимандрит Симон жалел этого высокодуховного старца, жалел о его уходе, но поделать ничего не мог. Смирению, терпению и благодушию учился тогда архимандрит Симон (Новиков) у архимандрита Тихона (Агрикова), который почитается ныне как подвижник веры и благочестия конца ХХ века.

Другим благодатным старцем, с которым близко общался отец Симон, был архимандрит (впоследствии схиархимандрит) Иоанн (Маслов), который начинал свое служение Господу в Глинской пустыни. Уже в этой обители, несмотря на молодость, отца Иоанна почитали как духоносного старца. За высокую молитвенную настроенность Господь наделил его дарами рассудительности и прозорливости.

Потому после ухода духовника академии архимандрита Тихона (Агрикова) духовное окормление преподавателей и учащихся доверили отцу Иоанну (Маслову). А ведь ему было тогда всего 33 года, и он еще сам учился в академии! Но настолько благодатными были в нем дары Божии, что у него исповедовались не только преподаватели и учащиеся, но и сам отец инспектор Симон.

Впоследствии он вспоминал: «Первое время после того как отец Иоанн пришел к нам в Троице-Сергиеву Лавру, мы с ним исповедовались у нашего общего духовника – старца Тихона (Агрикова), в схиме Пантелеимона. Когда отца Тихона в стенах академии не стало, я начал исповедоваться у архимандрита Иоанна (Маслова).

Отец Иоанн – человек очень высокой духовной жизни. Я видел в нем старца – наставника. Не было дня, чтобы я не советовался с ним. Старался исполнить все, что он говорил. Слова его всегда сбывались, советы оказывались полезными, и это укрепляло доверие к нему».

Со своей стороны архимандрит Иоанн чувствовал благодатного старца в отце Симоне и в свою очередь исповедовался у него.Третьим духоносным наставником являлся для отца Симона архимандрит Кирилл (Павлов).

Таким образом, владыка Симон вынес из Московских духовных школ не только глубокие богословские знания. «Обращающийся с благочестивыми мужами… привыкает подражать их добродетелям», – говорил преподобный Антоний Великий.

Высокую духовную настроенность перенял митрополит Симон у своих наставников и в течение всей жизни делился с другими той мудростью, которой они его наделили.

Постановлением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена и Священного Синода от 11 октября 1972 года архимандриту Симону (Новикову), инспектору Московских Духовных академии и семинарии, было определено стать епископом Рязанским и Касимовским.
Наречение архимандрита Симона во епископа Рязанского и Касимовского 13 октября 1972 года, в канун праздника Покрова Пресвятой Богородицы, в Покровском храме Московской духовной академии возглавил митрополит Таллинский и Эстонский Алексий (Ридигер, впоследствии Святейший Патриарх Московский и всея Руси).
14 октября 1972 года, в праздник Покрова Пресвятой Богородицы, за Божественной литургией в Покровском храме Московской духовной академии теми же преосвященными архипастырями была совершена хиротония архимандрита Симона во епископа. Это была первая хиротония, которую возглавил митрополит Таллинский и Эстонский Алексий (Ридигер).

В своем слове на наречение во епископа владыка Симон сказал: «Известны мне слова Московского митрополита Филарета: «Епископство для меня не честь, а подвиг».

19 октября 1972 года епископ Симон прибыл в Рязань.

22 октября, вечером, на праздник иконы Божией Матери Корсунской, епископ Симон в Борисоглебском соборе при большом стечении верующих совершил свою первую архиерейскую службу.

Так владыка приступил к управлению епархией, которая, как и другие епархии в России, переживала тяжелые времена. Время вступления его в должность управляющего совпало с усилением пропаганды безбожия со стороны государства. С 1972 г. в Рязани начал действовать научно-исследовательский атеистический центр. Он являлся главным филиалом Института научного атеизма Академии общественных наук при ЦК КПСС. Этот центр проводил как в Рязани, так и в областных районах научно-атеистические конференции. Во всех высших учебных заведениях города действовали клубы «Атеист».

Кроме того, в городе функционировало общество «Знание», которое активно занималось пропагандой атеизма. Его разместили в здании Ильинского храма. А в алтаре обустроили туалет. Туалет в алтарной части находился и в Успенском соборе Рязанского кремля. Сам же собор использовался под планетарий.

Над церковной деятельностью установили тотальный контроль через КГБ, уполномоченных по делам религий и через приходские советы, которые создавались спецслужбами и уполномоченными Совета по делам религий.

Настоятели храмов не были главами своих приходов и не имели никакой власти. Всем ведал приходской совет. Многие храмы не ремонтировались, ветшали и приходили в крайне запущенное состояние. Это было на руку безбожной власти. Под предлогом непригодности зданий для совершения богослужений церкви закрывались. К моменту прибытия преосвященного Симона в Рязанскую епархию там был только 51 церковный приход

Епископ Симон, возглавивший Рязанскую кафедру в период постхрущевских репрессий, в чем-то шел по пути Василия Рязанского, который после нашествия Батыева «собирал расточенных, утешал скорбящих, ободрял унывающих».

С целью воодушевить верующих владыка Симон вел постоянный прием священников и мирян, а к тем, кто не мог по каким-либо причинам прибыть к нему, выезжал сам. В самые отдаленные уголки епархии, невзирая на непогоду и бездорожье, добирался рязанский архиерей, чтобы ободрить свою паству, помолиться вместе с ней, возжечь в душах людей свет веры, надежды и любви. И приходская жизнь в епархии мало-помалу оживилась.

Рязанский архиерей умел налаживать добрососедские отношения, жить в мире и согласии даже с теми, кто отрицательно к нему относился.

«Смирение, - говорил владыка Симон, - дышит добротой и самую злобу побеждает. Оно сближает и роднит людей, завоевывает невольное уважение к себе и укрепляет симпатию. Там, где смирение, всегда процветает мир и радость. С человеком, стяжавшим добродетель смирения, легко жить, с ним легко работать».

Общаясь со своей паствой напрямую, рязанский архиерей главным считал общение молитвенное, духовное. Он очень любил богослужения, особенно в кафедральном соборе, каким являлся тогда Борисоглебский храм. Когда-то на его месте стояла деревянная Борисоглебская церковь, в которой с 1291 г. служил святитель Василий Рязанский.

Помимо богослужений в храмах Рязани, владыка служил и в храмах области. После службы всегда произносил проповеди, в которых призывал свою паству чаще участвовать в церковной молитве, чтобы нравственно совершенствоваться и находить силы для борьбы со своими недостатками.

«Христианское богослужение, - писал владыка Симон в одной из статей, - есть источник духовной жизни для верующих. В храме совершаются святые таинства, без которых невозможно не только спастись, но даже начать спасение. Только с помощью Божественной благодати, укрепляющей наши слабые силы, мы можем нравственно совершенствоваться…»

В 1978 году владыка Симон был возведен в сан архиепископа.И он с еще большим усердием стал выполнять архипастырские обязанности. Постоянное как прямое, так и молитвенное общение со своей паствой, богослужения и проповеди ахриепископа Рязанского и Касимовского Симона привлекали к православной вере все больше и больше людей. Об этом говорит возрастание с начала 1980-х годов совершения таинств и обрядов.

В 1982 г. в Рязани крестилось 30% от числа родившихся, что было в два с лишним раза больше, чем в целом по России.

В этих условиях стала остро ощущаться нехватка священнослужителей. И архиепископ Симон вынужденно стал рукополагать в священники людей без духовного образования, рекомендованных приходами. Большую духовную помощь в этом деле он получал от протоиерея Петра Чельцова, настоятеля Пятницкой церкви в селе Великодворье Владимирской епархии.Отец Петр, прославленный ныне в лике святых, давал ему рекомендации на рукоположение того или иного человека. Практику молодые священники проходили, участвуя в богослужениях со старшими священниками, а духовное образование получали заочно.

Приходилось рязанскому архиерею и в диаконы поставлять людей без необходимых знаний. Но, чтобы рукоположить священнослужителя, рязанскому архиерею приходилось проходить сквозь «огонь, воду и медные трубы». Ведь, в конечном счете, рукоположение зависело от уполномоченного, во власти которого было окончательное решение – регистрировать или не регистрировать рукоположенного.

За годы управления епархией владыкой Симоном количество приходов увеличилось в четыре раза, было открыто и освящено около двухсот храмов

В 1988 г. епархии был передан Иоанно-Богословский монастырь, возрождение которого было «неразрывно связано с возрождением православия, с духовной и нравственной жизнью земли Рязанской». Владыка Симон прикладывал много усилий к его развитию, к восстановлению других храмов и обителей, особенно ревностно относился к передаче Церкви Христорождественского кафедрального собора, где покоятся мощи святителя Василия Рязанского.

В 1990 г. в Рязанской епархии возродился первый женский монастырь – Вышенская Свято-Успенская пустынь в Шацком районе. До закрытия это был мужской монастырь, в котором на покое (в затворе) жил святитель Феофан Вышенский. Корпуса монастыря были заняты психиатрической больницей. Храмы разрушены. Сестры обители поселились в нескольких километрах от обители – в местечке Быкова Гора. Игуменией монастыря назначена монахиня Нонна (Знаменская).

За эти же годы 11 общероссийских святых указом Святейшего Патриарха были сопричислены к Собору святых рязанских, канонизированы  святитель Феофан, затворник Вышенский, праведная Матрона Анемнясевская, блаженные Любушка Рязанская (Суханова) и Василий Петрович Кадомский. Были обретены мощи пятерых местночтимых святых: святителей Феодорита, Мисаила, Гавриила, Мелетия и праведного Софрония Ибердского. Особое внимание владыка Симон уделял прославлению Рязанских новомучеников и исповедников, открытию их мощей.

В 1993 году Успенский собор Рязанского кремля был передан епархии для совместного с музеем-заповедником использования. В Рязани открылись два духовных учебных заведения: в 1990 году – Рязанское духовное училище, где с первого дня его существования владыка Симон был преподавателем литургики, в 1995 году – Рязанская православная гимназия во имя святителя Василия Рязанского.

В Рязани благодаря владыке издается множество православной литературы: выходит журнал «Вышенский паломник», по благословению наместника Свято-Иоанно-Богословского монастыря – общероссийская газета «Благовест», выпускается «Рязанский церковный вестник», главным редактором которого был сам владыка Симон. В каждом выпуске можно было найти его статьи или послания, слова. Архипастырь поддерживал вместе с клиром и паствой все благие начинания, он благословил создание на рязанском телевидении православной программы «Зерна», а к 700-летию со дня преставления святителя Василия Рязанского был снят посвященный ему фильм.

Таким образом, проповедь владыки Симона звучала не только с амвона, печатные издания, передачи на телевидении – все это также стало проявлением проповеднического служения рязанского архипастыря.

В областном центре на базе Рязанского государственного педагогического университета им. С. А. Есенина и Областного института развития образования создан экспериментальный Центр православной педагогики. При городской библиотеке им. С. А. Есенина - Православный молодежный центр.1 сентября 2001 года при Рязанском государственном педагогическом университете им. С. А. Есенина на факультете русского языка и литературы открылось отделение теологии.

Рязанская епархия стала очень дорогой для сердца митрополита Симона. Протоиерей Владимир Правдолюбов, в течение многих лет совершавший пастырское служение на Рязанской земле,  в подтверждение этого приводит интересный случай: «Когда владыка Глеб (Смирнов) рассчитывал быть здесь, в Рязани, владыку Симона выдвигали в митрополиты, в Патриархию, но он отказался. Владыка Глеб говорил: «От большого поста владыка Симон отказался – так он полюбил Рязанскую епархию».

Владыка Симон занимал Рязанскую и Касимовскую кафедру в течение тридцати одного года. Здесь, в Рязани, на архиерейском служении полностью раскрылся его многогранный талант: как руководителя и хозяйственника, ученого-историка и богослова, проповедника и литератора, наставника и воспитателя, патриота и общественного деятеля. Еще в 1988 году Святейший Патриарх Пимен писал Владыке: «Вы в нашей Церкви известны, как примерный архипастырь, который проявляет заботу о благоустройстве всей Рязанской епархии, о благочинии вверенной Вам паствы».

Митрополит Симон (Новиков)
Святейший Патриарх Пимен всегда ставил в пример владыку Симона другим архипастырям. В августе 1988 г. епископ Симон возглавил паломническую группу, направленную на Святую Гору Афон для участия в престольном празднике Свято-Пантелеимонова Русского монастыря. Владыка Симон, известный богослов и проповедник, в течение почти десяти лет был членом Смешанной комиссии по православно-реформатскому диалогу. Он участвовал в заседаниях комиссии в Болгарии, Норвегии, Швейцарии, Южной Корее и других странах, где непременно выступал с докладами. Лишь ухудшение с годами состояния здоровья вынудило его просить Священный Синод об освобождении от поездок.

Оценивая тридцатилетний архипастырский путь владыки Симона, митрополит Воронежский и Борисоглебский Сергий сказал: «Господь благословил митрополиту Симону совершать епископское служение на одной кафедре. Это великая милость Божия. И сейчас мы можем это расценивать как результат его отношения к своему долгу епископа. В советский период жизни Церкви государственная политика заключалась в том, чтобы как можно чаще менять архиереев на кафедре, чтобы они не могли войти в курс проблем епархии, чтобы народ не мог полюбить своего архипастыря, срастись с ним. Владыке Симону Господь судил, чтобы все эти препятствия его миновали…».

За всякое неосторожное слово, особенно произнесенное в проповеди, священнослужитель в те годы мог быть подвергнут прещениям. Владыка Симон переносил все невзгоды, связанные с взаимоотношениями с советской властью. «Он жил в те времена, когда священнику и слово сказать небезопасно было. Каждые месяц-два первый секретарь Рязанского обкома приглашал владыку Симона на беседу. Он не пресмыкался, не унижался. Хотя знаете, какая власть тогда была! «Вам не угодно, чтобы я здесь был? - спрашивал. - Хорошо, я уйду, пойду служить, куда Господь Бог благословит!» При нем три или четыре первых секретаря сменились, и каждый приглашал его на беседу. Секретари уходили, а владыка оставался».

Владыка Симон откликался на все волнующие события современной жизни, поддерживал добрые дела и гуманные устремления, был непременным участником проводимых в епархии православных чтений, научно-практических краеведческих и педагогических конференций, симпозиумов, «круглых столов». В 2000 году при его активном участии было подписано соглашение между администрацией Рязанской области, областной Думой, администрацией Рязани, городским советом и Рязанской епархией об объединении усилий по духовно-нравственному возрождению общества, укреплению российской государственности и правопорядка на территории города Рязани и области. Епархией под руководством владыки Симона была начата активная работа по духовно-нравственному воспитанию в военно-учебных заведениях города Рязани.

Указом от 25 февраля 2000 года Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II он был возведен  в сан митрополита.

Кроме внешней деятельности владыка Симон уделял большое внимание духовному воспитанию своей паствы, в первую очередь посредством богослужения. Он любил служить, посещал отдаленные сельские храмы. Владыка Симон мог, совершив утром Божественную литургию, поехать на другой конец области, чтобы отслужить акафист. Служил он неспешно, спокойно и торжественно. Люди, видя трепетное отношение к богослужению своего архипастыря, его заботу и внимание к пастве, стремились на его службы. Вот как написано о владыке митрополите в книге «Почетные граждане города Рязани»: «На его службы верующие стекаются сотнями. Иногда в городском транспорте можно услышать невольно подслушанный разговор: «Сам Владыка Симон будет службу проводить…»  И идут, едут люди помолиться вместе с ним, и старые, и молодые, чтобы душой отдохнуть и получить божественную благодать - духовный заряд от церковного общения, послушать проповеди ангела земли Рязанской, как за глаза называют его некоторые верующие и священнослужители».

Владыка Симон был очень внимателен к приходящему к нему духовенству и народу Божию. Принимал посетителей ежедневно с десяти утра  до позднего вечера. Как свидетельствует отец Савва (Михеев), бывший келейник митрополита, ныне – епископ Воскресенский, владыка Симон и в последние годы своего управления епархией принимал всех приходящих к нему, отвечал на телефонные звонки от клириков в любое  время. Духовенство чувствовало отеческую любовь своего архиерея и сыновней благодарностью отвечало ему.

Во внимание к его усердному архипастырскому служению митрополит Симон был удостоен орденов святого равноапостольного великого князя Владимира II степени, Преподобного Сергия Радонежского I и II степеней, благоверного князя Даниила Московского II степени. Президент России В. В. Путин вручил митрополиту Симону орден Почета «за большой вклад в укрепление гражданского мира и возрождение духовно-нравственных традиций». В сентябре 2001 г. митрополит Симон удостоился звания почетного гражданина города Рязани.
Владыка Симон был широко известен и своими научными исследованиями. Он автор богословских трудов: «Митрополит Московский Филарет (Дроздов) как истолкователь Священного Писания Ветхого Завета», «Святитель Василий, епископ Рязанский», «Святая Гора Афон» и множества других.
Исполняя различные административные послушания, митрополит Симон никогда не переставал быть пастырем и служение Церкви Христовой, совершение богослужений считал своим главным долгом и основным призванием. Самоотверженное архипастырское служение митрополита Симона на благо Церкви, труды во славу отечества, удивительный дар слова, внимательное и доброжелательное отношение к людям, энциклопедические знания привлекали к нему множество людей.
Однако время брало свое, и силы стали оставлять митрополита Симона, бремя управления Рязанской епархией все более тяготило его. 7 мая 2003 г. постановлением Священного Синода в связи с исполнившимся 75-летием и согласно поданному прошению владыка Симон был почислен на покой.

Местом своей уединенной жизни митрополит Симон избрал Николо-Бабаевский монастырь в Некрасовском районе Ярославской области, так же, как полтора века назад святитель Игнатий (Брянчанинов). Поселившись в древней обители, владыка не скрывал, что хотел там серьезно заняться исследованием творений святителя Игнатия и способствовать их распространению в мире.

 Митрополит Симон в Николо-Бабаевском монастыре
На покое в Николо-Бабаевском монастыре

Он не выбирал, не подыскивал место для своего пребывания на покое. Приехал по весне 2003 года, поездка была кратковременной. Он осмотрел обитель, а уже  летом приехал насовсем.

Разруха на время приезда владыки на территории обители царила такая, что сначала он обитал у сестры в деревне Кишаново, а монастырь посещал только тогда, когда совершались богослужения. Общими усилиями прихожан и братии началась реставрация церкви святителя Иоанна Златоуста, были разбиты клумбы, а весной на деревьях установили даже скворечники. Рязанцы организовали также сбор средств для строительства в монастыре двух добротных деревянных домов для владыки Симона и тоже перебравшегося сюда на покой архиепископа Ярославского и Ростовского Михея. Оба здания, возведенные в старинных традициях, оказались очень похожи и по величине, и по стилю.

Многие ярославцы полюбили старца – отмечали его смирение и любовь к людям. Нередко в дни особых торжеств на Ярославской земле он принимал участие в богослужениях в Феодоровском кафедральном соборе, а когда позволяло здоровье, возглавлял совершение Божественной литургии. Его умные проповеди, проникновенный тихий голос запомнились многим.

К митрополиту Симону приезжало много гостей – каждого он встречал архиерейским благословением и приветливым словом. Вспоминает Р.Ф. Попова: «Как он всегда ждал гостей и готовился к их приезду! Накрывались столы, чтобы накормить уставших в дороге паломников. Владыка исповедовал каждого, все поверяли ему свое сокровенное и получали благословение... Когда владыка был на покое, к нему приезжали со всех концов страны многочисленные паломники-миряне, а также священнослужители. И никто не уезжал неутешенным. Посещали его космонавты, известные врачи».

Никольский храм
Никольский храм Николо-Бабаевского монастыря

Нередко митрополита Симона навещали учащиеся Ярославской православной гимназии во имя святителя Игнатия (Брянчанинова). Эти встречи надолго останутся в памяти ребят. Во время бесед с гимназистами владыка рассказывал о своих исследованиях, иногда поучал детей, с особым вниманием интересовался их успехами. О владыке заботились многие: и правящий архиерей Ярославской епархии архиепископ Кирилл, и священники, и монахи, и миряне.      

Последние месяцы жизни владыка Симон тяжело болел, но стойко переносил недугом. Об этом времени можно сказать: сила Божия в немощи совершается. Даже

на покое он оставался деятельным: много читал, трудился, его чаяниями и стараниям в Николо-Бабаевском монастыре был возведен деревянный храм в честь святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских. Он много сил полагал для восстановления поруганной обители. Ревность о доме Божием заставила владыку Симона найти мраморный престол, который некогда находился в этом храме, а после разорения был отвезен в Ярославль как постамент памятнику Ленину. Владыка добился возвращения этой святыни на свое законное место – в алтарь нового деревянного храма. Владыка был несказанно рад этому. Ведь в свое время у этого престола священнодействовал сам святитель Игнатий.

Митрополит Симон, видя, как строится Никольский храм, чувствовал умиротворение, был бодр и благостен, хотя здоровье у него сильно пошатнулось. Он перенес операцию на ноге и с трудом восстанавливался. Ходить уже не мог. Чувствовал приближение кончины. А незадолго до нее сказал: «Вот освятим Никольский храм, и мне пора будет отойти ко Господу». Храм освятили 11 августа 2006 года, а 1 сентября в 4 часа утра, после двух перенесенных инсультов, приснопоминаемый владыка завершил свой земной путь на 79-м году жизни.

Отпевание состоялось 4 сентября в Никольском храме Николо-Бабаевского монастыря, построенном попечением владыки. Чин отпевания совершили пять архиереев, среди которых были архиепископ Рязанский и Касимовский Павел и бывший викарий Рязанской епархии, а ныне епископ Иваново-Вознесенский и Кинешемский Иосиф (Македонов). Возглавил отпевание высокопреосвященнейший Кирилл, архиепископ Ярославский и Ростовский.

Проводить в последний путь одного из старейших иерархов Русской православной церкви приехали сотни людей из Ярославской и других областей и, конечно же, из Рязанской епархии: представители духовенства, руководства области и города; люди, близко знавшие владыку, и простые миряне, которых архипастырь окормлял не одно

десятилетие. И это только те, кто смог приехать. Постоянно – и днем, и ночью – совершались панихиды. Священники подъезжали и подъезжали. Сменяли друг друга в

служении у гроба почившего архиерея. Мысленно с митрополитом Симоном в этот день

прощались все, кто знал и любил его, считал его своим духовным наставником, кто хоть

однажды встречался с ним, кто пронес радость встречи с мудрым пастырем через всю

жизнь. Похоронили митрополита Симона в Николо-Бабаевском монастыре у алтаря

храма во имя святителя Иоанна Златоуста. В своей надгробной речи архиепископ

Рязанский и Касимовский Павел подчеркнул: «Мы верим, что он будет возносить обо всех нас свои молитвы пред престолом Божиим». Вспоминается, как во время посещения Рязани в 2000 г. для участия в Днях славянской письменности и культуры тогда управляющий делами Московской Патриархии, а ныне митрополит Воронежский и Борисоглебский, владыка Сергий (Фомин) назвал митрополита Симона «совестью Русской Церкви». Архиепископ Владимирский и Суздальский Евлогий (Смирнов), ученик владыки Симона, подчеркнул: «Мы просим, чтобы Господь упокоил его со святыми, ибо в нем было много святого, что удивляло нас при всякой беседе с ним и даже при взгляде на него». Известный современный богослов диакон Андрей Кураев  назвал владыку Симона

«человеком святой жизни».

«Смирение и кротость – вот что украшает человека, делает его приятным и милым для окружающих. А если к этому добавляется горячее любящее сердце,  то все это делает человека «солью земли, свечой, которую ставят на подсвечнике, чтобы светить всем в доме», – говорил высокопреосвященный Симон в своем докладе 27 ноября 1998 года. И слова эти были плодом многолетнего прохождения монашеского поприща. Поистине он следовал призыву апостола: «Вникай в себя и в учение; занимайся сим постоянно: ибо, так поступая, и себя спасешь и слушающих тебя» (1 Тим. 4, 16).

О высоком духовном опыте митрополита Симона косвенно может свидетельствовать и такой случай. Протоиерей Сергий Правдолюбов, настоятель храма Святой Троицы в Голенищеве, г.Москва, совершая паломничество на Святую гору Афон, ища духовного наставления, обратился к одному духовнику. Раскрывая ему некоторую возникшую в его жизни сложность, он услышал вопрос: «А кто вас на это благословил?». Когда отец Сергий назвал имя владыки Симона, то духовник согласился с решением архипастыря: «Ну если владыка Симон, то никаких вопросов быть не может».

При жизни владыки Симона были изданы проповеди, которые отличаются краткостью. По словам епископа Воскресенского Саввы, митрополит Симон выработал себе такое требование к произносимой проповеди – соединить краткость поучений протоиерея Родиона Путятина с глубиной богословской мудрости святителя Василия Великого.

Ежегодно 1 сентября, в день преставления, и 5 февраля, в день рождения владыки Симона, собираются люди, знавшие и любившие его, хранящие о нем светлые воспоминания. Они смотрят кадры хроники – фильм о владыке, делятся друг с другом воспоминаниями о событиях тех лет, когда он был на Рязанской земле, когда они ездили в Ярославскую епархию, чтобы навестить пребывающего на покое архипастыря. Это объединяет их всех, и они ощущают его незримое присутствие.

Использованные источники и литература:

1. http://www.srcc.msu.su/bib_roc/jmp/07/01-07/08.htm
2.http://babayki.orthodoxy.ru/mitropolit-simon-novikov.html
3. «Митрополит Симон(Новиков). Жизнеописание, воспоминания», Евсин И.В., Рязань, издательство «Зерна», 2008 г.