Главная
Благовещение
Страницы истории
Богослужение
Воскресная школа
Воскресные беседы
Галерея
Хочу поделиться
Осторожно секта
Объявления
Новости
Контакты
Нужна помощь
Карта сайта


Календарь' 2017
СЕГОДНЯ:






СВЯТЫЕ ДНЯ

ЧТЕНИЕ ДНЯ


Незнакомое православие. Отвергающим, сомневающимся, ищущим, ликбез, заблуждения, оглашенным, новоначальным, успокоившимся, воинам Христа.
вопрос о вере
Главная > Воскресные беседы > Беседы 2013 год > Игумен Борис (Храмцов)

Игумен Борис (Храмцов)

 

Игумен Борис (в миру Илья Михайлович Храмцов), почивший о Господе в возрасте 46 лет, оставил осиротевшими так много людей, любивших его и обращавшихся к нему за поддержкой! Его ранняя кончина явилась неожиданным ударом для всех, кто с ним общался и для кого он был советчиком, утешителем. Великое множество страждущих и болящих людей считали его своим отцом и другом. Всей своей жизнью он исполнил закон Христов: «Друг друга тяготы носите». Скорби приходящих к нему людей он воспринимал как свои собственные, и благодаря данной ему от Бога благодати и мудрости, многие сложные ситуации разрешались с его участием легко и просто.

Игумен Борис (Храмцов)У о. Бориса был исключительный дар любви к людям. Каждый человек во время беседы с ним понимал, что именно его скорби и заботы больше всего на свете волнуют батюшку, настолько близко к сердцу он принимал то, что говорил собеседник. Сколько людей, запутавшихся в наше трудное время в сложных житейских проблемах, наладили свою жизнь по советам батюшки, направив ее по единственному душеспасительному пути - к Богу, сколько тяжко болящих исцелились душевно и телесно по молитвам отца Бориса.

Любившие отца Бориса старцы Троице-Сергиевой Лавры называли его земным ангелом. Это выражение очень точно характеризовало о. Бориса. Будущее не было скрыто от него непроницаемой завесой, поэтому его советы и наставления всегда были благоразумны и душеполезны.

Святые отцы говорят, что люди приносят Богу разные дары в меру своих возможностей, а есть такие, кто приносит самый большой дар - всю свою жизнь. И через этих людей Господь подает нуждающимся свою всесильную помощь. Одним из таких избранников Божиих был игумен Борис.

Вспоминая пройденный им жизненный путь, начинаешь понимать, что это был путь подвижника, душу свою положившего за други своя.

 


Детство

Детство и юность отца Бориса прошли в Западной Сибири - в Тюменской области. Родился он 1 августа 1955 г. в селе Карыш-Кары, расположенном на берегу Оби, в семье простых трудовых людей. Отец, Михаил Николаевич Храмцов, был лесником. Про него говорили, что он мастер на все руки. Умел плотничать, столярничать, мог сложить печку, построить дом, сшить любую обувь, был хорошим бондарем, сделанные им бочки быстрее всего раскупались на рынке, если он привозил их на продажу, и торговал он ловчее и успешнее других. Был отличным охотником, рыбаком. Не было такой работы в деревне или тайге, которую он не умел бы делать.

Мать, Нина Андреевна (впоследствии монахиня Аполлинария), в молодости работала зоотехником-оленеводом. Многие сотни километров исходила она по тундре вместе с оленьими стадами. После замужества работала на песцовой ферме. Она была трудолюбива, добросовестна и даже получила звание почетного гражданина города Ханты-Мансийска. Характер у Нины Андреевны был кроткий и смиренный, но в то же время достаточно твердый. Она овдовела за три месяца до рождения Ильи, и вся тяжесть воспитания сыновей (Ильи и Алексея, который был старше Ильи на 4 года) легла на её плечи. Она была человеком верующим и детей воспитывала в страхе Божием.

Семье, потерявшей кормильца, досталось много скорбей и лишений. Нине Андреевне с двумя маленькими детьми пришлось много скитаться в поисках удовлетворительного жилья и подходящей работы.

В связи с частыми переездами детям приходилось менять школу, привыкать к новому классу и новым учителям.

Илья от рождения был крепким и здоровым ребенком, жизнерадостным, ласковым и добрым. Он отличался любознательностью, находчивостью, смышленостью, был послушен матери и учителям. Учеба давалась ему легко. Любое дело он старался сделать как можно лучше и быстрее. Крестили его в возрасте полутора лет в Тобольске, во время очередного переезда. В школьные годы он уже знал наизусть много молитв. В тех краях, где они жили, не было церквей. Причащаться приходилось ездить за 500 км в Тобольск. Удавалось это нечасто.

Юность

По окончании 8-летней школы в пос. Заречном они с мамой переехали в Тюмень. В 14-летнем возрасте, впервые придя в храм, Илья сложил руки на груди и воскликнул: «Вот мой дом родной!»

В Тюмени Илья поступил в медицинское училище и одновременно стал ходить в кафедральный Знаменский собор, пел на клиросе. Его полюбили за быстрое усвоение богослужебного устава и необычайно красивый голос. Он пел первым тенором, похожим на женское сопрано, и имел безупречный музыкальный слух.

В это время он познакомился с иеромонахом Гавриилом, который жил в горах Кавказа и приезжал в Тюмень навестить  родственников. По его совету и благословлению Илья оставил учебу в медучилище и постоянно ходил на службу в Знаменский собор. В ожидании призыва в армию в свободное от служб время работал грузчиком.

Начало службы в армии было для Ильи трудным. В части процветала дедовщина. Илья служил в Москве, в стройбате. Приходилось выполнять тяжелые работы, на которых он частично подорвал здоровье.

Вскоре он обратил на себя внимание начальства как добросовестный и исполнительный солдат, и ему было поручено развозить пищу по подразделениям. Со временем сослуживцы и начальство с доверием и уважением стали относиться к Илье. Он окончил службу в звании ефрейтора.

Служение отца Бориса в Сибири

По окончании армейской службы Илья переехал с мамой в Тобольск. Илья поступил на клирос в Покровский собор и в 1975 году принял иноческий постриг с именем Борис (в честь святого благоверного князя-страстотерпца Бориса). Вскоре отец Борис был рукоположен во иеродиакона.

После рукоположения во иеромонаха отцу Борису недолго пришлось служить в Покровском соборе. Опытных духовных наставников было мало, и распоясавшиеся безбожники, осаждавшие Церковь, чувствовали себя хозяевами положения. Соотношение сил было не в пользу отца Бориса. Так что епископу Максиму пришлось перевести его в Омск, где отец Борис прослужил почти десять лет в Никольском храме.

В большом, почти миллионном городе Омске было в то время только два действующих храма - Крестовоздвиженский собор и Никольский храм, так что нагрузка на священника была очень велика.

Служить отцу Борису приходилось очень часто, и еще было много крестин, и исповедь больных на дому, да еще заочная учеба в Московской Духовной семинарии и академии.

Многие жители Омска полюбили отца Бориса и как родного сына и как отца духовного. Молодой по возрасту, он был зрелым и сильным по духу. Ему доверяли и его слушались. Вдохновленные примером отца Бориса, видя его ревностное служение Богу и Церкви, некоторые из его духовных чад также приняли монашеский постриг и священнический сан.

В Омске отец Борис познакомился с протоиереем Анатолием Просвирниным (впоследствии - архимандритом Иннокентием, ум. 1994).

Своего старшего брата Алексея отец Борис также привел в Церковь. Алексей окончил строительный вуз, отработал по специальности положенное время, и затем в 1978 году отец Борис привел брата к владыке Максиму, епископу Омскому и Тюменскому. И с этого времени жизнь обоих братьев состояла исключительно в служении Церкви. Отец Борис, хотя и моложе по возрасту, всегда играл в их жизни ведущую роль. Его отношение к брату было заботливым и бережным... Он был как Ангел-хранитель для Алексея (впоследствии — архимандрита Димитрия).

Молитвенное правило, подготовка к богослужению, частые службы, напряженная учеба в Духовной семинарии и академии - вот из чего состояла их жизнь. Только раз в году они позволяли себе две-три недели отдыха на берегу Черного моря или в горах Кавказа. Там, в уединенных скитах, жили великие старцы: схиархимандрит Андроник (Лукаш), который благословил отца Бориса на путь иночества; схиархимандрит Стефан (Игнатенко), который предсказал отцу Борису: «Будешь всероссийским старцем»; иеромонах Гавриил, который молитвенно поддерживал братьев, неоднократно водил их в пустынь в горы. В академии отец Борис общался со схиархимандритом Иоанном (Масловым). Эти встречи еще более укрепили его в духовной жизни. Все это было как бы подготовкой к самостоятельной жизни, к новому служению.

Но вот подготовка окончилась, и начался новый этап в жизни отца Бориса.

Черниговский скит

По благословлению старцев Троице-Сергиевой Лавры отец Борис в 1990 г. вступил в братство Лавры и вскоре был направлен в Черниговский скит, расположенный в 4 км от Лавры. Здесь проявились все лучшие качества о. Бориса, продолжилось его служение Богу и людям. Он наладил ежедневные богослужения, проводил соборования, начал работы по восстановлению скита. Человек, однажды попадавший к о. Борису на исповедь, запоминал его на всю жизнь. Многие люди стремились снова приехать к нему за разрешением различных житейских проблем. О. Борис для каждого находил добрые слова утешения и давал мудрые советы. Он очень скоро стал известен всей стране. Приезжали к нему нищие, больные, убогие и богатые, знатные, образованные: учёные, военные, министры - и никто от него не уходил неутешенным.

Возле о. Бориса собралась братия: некоторые из его послушников приняли монашеский постриг, впоследствии стали священниками. Одновременно отец Борис занимался восстановлением скита Параклита, расположенного неподалеку от Черниговского скита.

Варницы

В 1995 г. о. Бориса направили на восстановление Троице-Сергиева Варницкого монастыря в двух километрах от Ростова Великого, на родине прп. Сергия Радонежского. Эта святая обитель за годы советской власти была осквернена и разрушена, собор с колокольней взорваны. В тридцатые годы в святой обители проводились массовые расстрелы. Здесь надолго воцарилась мерзость запустения.

Подвигом труда и молитвы о. Бориса и собравшихся вокруг него православных обитель быстро восстанавливалась. Началось возрождение Введенского храма. Заготавливались строительные материалы: кирпич, железо, чтобы заменить старые потолочные балки. Троицкий собор был восстановлен, отремонтирован 2-этажный дом для паломников. На территории монастыря был расчищен и обустроен святой колодец, по преданию, принадлежавший родителям Сергия Радонежского. Одновременно восстановили расположенный вблизи монастыря приходской Воскресенско-Никольский собор, и в нём проводились регулярные богослужения.

Первое богослужение было проведено на Пасху 1997 г. Этот собор присоединили к монастырю. Кроме того, отец Борис взял под свою опеку 10 заброшенных сельских храмов, расположенных в радиусе 20 км от Варниц: организовал церковные «двадцатки», приходские советы; прислал туда рабочих, снабдив их стройматериалами, чтобы они в первую очередь выполнили консервацию, предупредив начавшееся разрушение этих храмов.

Люди, приезжавшие к о. Борису за духовной поддержкой, в ответ на его заботу оказывали ему щедрую материальную помощь. Ему везли продукты, одежду, обувь, стройматериалы.

При монастыре были организованы православная школа, библиотека, медпункт. Больные и обездоленные люди находили возле монастыря приют и утешение, могли жить полноценной жизнью, занимаясь посильным трудом и молитвой. Люди, приезжавшие к о. Борису из разных городов и полюбившие его, стали покупать возле Варниц дома и селиться вместе с семьями. Образовалась православная община из людей, близких к батюшке и считавших себя его духовными чадами.

Но завистники засыпали анонимными жалобами вышестоящие инстанции, и о. Бориса перевели в Ивановскую епархию.

Люди, пришедшие в Варницы на смену отцу Борису, очень быстро сумели уничтожить все, что с таким трудом созидал батюшка. Были изгнаны страждущие и болящие, которых пригревал возле себя отец Борис, их вышвырнули в теперешний суровый и опасный мир. Заросли бурьяном поля и огороды. Не потребовалось готовиться к сенокосу, так как была ликвидирована молочная ферма, всех коров отправили на бойню.

Срочно распродавались стройматериалы, запасенные отцом Борисом, и приобретенная им сельхозтехника.

Местные ростовские газеты изливали на отца Бориса потоки грязи.

Отец Борис ничего этого не видел, но он чувствовал и знал, что происходит с его любимым детищем - Варницким монастырем. Какое сердце могло выдержать все это? И какая тяжесть легла на сердце батюшки! Скорбь его увеличивалась еще и оттого, что многие из близких ему людей поверили сплетням и отвернулись от него.

Временщики недолго тешились в Варницах. На смену им пришли другие... Но никогда уж в Варницах не будет той светлой радости, той чистой молитвы, той атмосферы мира, любви и покоя, которую мог создать только отец Борис.

Ивановская епархия

Покинув Варницы, отец Борис переехал в Ивановскую (теперь — Иваново-Вознесенскую) епархию. По благословению архиепископа Амвросия (Щурова) отец Борис устроил в Иванове часовню, куда стали съезжаться все знавшие и любившие батюшку. Здесь он построил храм в честь святого благоверного князя Александра Невского, организовал духовно-просветительские курсы с четырехлетней программой обучения.

В пригороде Иванова, в селе Елюнино, отец Борис устроил приют для мальчиков с домовой церковью в честь святителя Николая. Собирался построить настоящую церковь на месте разрушенной.

Но Главной заботой отца Бориса стало всеми забытое святое место возле села Антушково, где в 1423 г. сошел над болотом Нерукотворный Животворящий Крест Господень. В этом глухом, труднодоступном месте о. Борис начал восстанавливать разрушенный в советское время храм и основал монастырь в честь Сошествия Животворящего Креста Господня. Первые деревянные постройки здесь появились осенью 1998 г., была построена часовня и отслужен молебен 27 сентября, в праздник Крестовоздвижения. А с весны 2001 г. началось строительство каменного Крестовоздвиженского храма с приделами в честь святителя Николая, святых благоверных князей Бориса и Глеба и в честь Покрова Пресвятой Богородицы.

Видимо, предчувствуя близкую кончину, батюшка говорил об этом монастыре: «Это будет мой последний крест». Последняя болезнь о. Бориса явилась неожиданностью для всех близких. Никто не мог подумать, что его скоро не станет.

Здоровье о.Бориса, подорванное многими скорбями и заботами, резко ухудшилось в середине августа 2001 года. Острое воспаление поджелудочной железы сопровождалось сильнейшими страданиями, которые батюшка старался скрыть от близких. Последние дни были особенно тяжелыми. Положившись всецело на волю Божию, батюшка говорил: «Надо потерпеть, ведь Господь терпел...»

Когда же, по настоянию духовных чад, прибыл врач, то он уже ничем не мог помочь. К тому же ослабевшее сердце не выдержало бы никакой операции. Эта последняя болезнь о.Бориса, с ее тяжкими мучениями, и завершила его крестный земной путь в Царствие Небесное. За два дня до кончины батюшка причастился Святых Христовых Таин и соборовался. Душа его отошла к Господу 5 сентября 2001 года в 23 часа 50 минут.

Отпевание о. Бориса в Духовском храме Троице-Сергиевой лавры возглавил его родной брат, архимандрит Димитрий – наместник Переславского Никитского монастыря; пел лаврский хор. Храм и площадь перед ним были заполнены множеством людей, пришедших проститься с дорогим и любимым пастырем.

Похоронен он на лаврском кладбище в с. Деулино, недалеко от храма в честь Спаса Нерукотворного, в 4 км от Лавры. На его могиле построена часовенка, и горит неугасимая лампада. Кто-то из верных чад постоянно здесь находится, читает Псалтырь. Сюда постоянно приносят живые цветы. Люди приходят сюда помолиться.

СО СВЯТЫМИ УПОКОЙ, ХРИСТЕ, ДУШУ РАБА ТВОЕГО, ПРИСНОПОМИНАЕМОГО ИГУМЕНА БОРИСА, ЕГО ЖЕ МОЛИТВАМИ ПОМИЛУЙ НАС.

Использованные источники:

 «Крестный путь игумена Бориса», редактор: Бородина Л. В., издательство: Паломник, 2011 г.